«Восточные легионы» Формирования из советских коллаборационистов-кавказцев и уроженцев

Автор: . 24 Май 2012 в 7:22

Создание «Восточных легионов»

А. Гитлер крайне недоверчиво относился к добровольческим подразделениям коллаборационистов из советских народов, лишь в мусульманах он видел более или менее надёжную опору. На совещании в декабре 1942 года он сказал: «Я не знаю, как эти грузины будут вести себя. Они не принадлежат к тюркским народам … я считаю надежными только мусульман… Всех остальных я считаю ненадежными. На данный момент я считаю формирование этих чисто кавказских батальонов очень рискованным, в то время, как я не вижу никакой опасности в создании чисто мусульманских формирований… Несмотря на все заявления Розенберга и военных, я не доверяю также армянам». [9]

А вот один крупный функционер СС был иного мнения: «…тюркские и кавказские народности хорошо готовы к борьбе на Востоке и в особенности против бандитов. Они надёжнее, чем русские или украинцы, которых в Красной Армии большинство…». [5] Бандитов – это значит партизан.

Идея создания т.н. «тюркских» и кавказских «национальных» частей зародилась зимой 1941 года. [5] По мере роста сопротивления сил антигитлеровской коалиции по ходу войны немецкое руководство ради реальной помощи в бою или же только для пропаганды использовало военнопленных в различных «добровольческих» формированиях, действующих против своих родных стран. К 1944 году это вылилось в создании т.н. «РОА», смехотворного малочисленного «Британского легиона» в войсках СС и другим интересным штукам.

Зимой же 1941-1942 гг. после своего первого серьёзного поражения гитлеровские бонзы снизошли лишь к привлечению советских кавказцев и среднеазиатов. Это была ставка на нерусские народы в борьбе с СССР. Дело облегчалось наличием эмигрантов националов, готовых предоставить свои услуги в антисоветской и антирусской борьбе взамен туманных обещаний о независимости (под немецкой опекой) своих государств. [5]

В летнем наступлении 1942 года на Кавказ на подразделения из кавказских народов делалась особая ставка. В дальнейшем пригодились бы и выходцы из Средней Азии для наступления в Азию и Индию. Опять же заигрывание с мусульманскими народами СССР благоприятно влияло на Турцию, готовую вступить в войну, когда станет ясно, что СССР полностью разбита. [3]

Уже в 1941 году началось селекция пленных для этих целей. Измученных и голодных пленных собирали и объявляли, что они теперь борцы за истинную свободу своих будущих национальных государств. 15 ноября 1941 года генерал-квартирмейстер Генштаба ОКХ генерал-майор Э. Вагнер издал приказ: «О создании охранных «сотен» из военнопленных туркестанской и кавказской национальностей». Первоначально при 444-й охранной дивизии из лояльных пленных был создан 444-й «тюркский» (так немцы называли выходцев из Средней Азии) пехотный батальон (444 Ostturkische battalion). [3]

Предполагалось создать т.н. «восточные» национальные легионы (Ostlegion), в которых служили бы советские кавказцы и среднеазиаты. Фактически за громким названием скрывались отдельные батальоны, набранные из военнопленных с немецким командованием. Эти батальоны предполагалось по отдельности придавать немецким дивизиям, наступающим на Кавказ и использовать для пропаганды, а также в реальных боевых действиях. Приказ о создании таких легионов был подписан 30 декабря 1941 года. [3] В Польше были созданы грузинский, армянский, азербайджанский, волжско-татарский, туркестанский и северокавказский легионы. Ещё такие же восточные легионы (за исключением волжско-татарского) были сформированы на Украине на базе 162-й пехотной дивизии, разгромленной на восточном фронте. Командир 162-й ПД, офицер Абвера, полковник (с 6 сентября 1942 года генерал-майор) доктор Оскар Риттер фон Нидермайер, организовал на остатках дивизии т.н. «Центр восточных формирований». [3]

Рубрики: вести

Обсуждение
Отзыв andrej 31.05.2012

Легионерам разрешалось занимать командирские должности от командира взвода и ниже, также при немецких командирах рот и батальонов были их заместители-аборигены. Для этого была создана школа младшего командного состава и офицеров с двухнедельной подготовкой. Офицерские должности (званий не было!) были: «цугфюрер» (лейтенант) и «компанифюрер» (капитан). [3] Лишь в 1943 году были введены звания, включая генеральские, а в марте 1944 года вообще была принята немецкая система званий. [2] На правом рукаве у легионеров были эмблемки с национальной символикой, чем они должны были гордиться.

О статусе «восточных» легионерах говорит такой факт. В августе 1942 года начальник Генштаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер выпустил «Положение о местных вспомогательных формированиях на Востоке», в которой все добровольческие формирования были разделены по категориям, согласно их политической благонадежности и боевым качествам. Самыми надёжными стали считаться кавказцы, крымские татары и народности средней Азии, а также казаки. Они выделялись в отдельную категорию «равноправных союзников, сражающихся плечом к плечу с германскими частями против большевизма в составе особых боевых частей». [2]

Некий эмигрантский историк А.С. Казанцев так написал о кавказских подразделениях: «В порядке выполнения планов дележа (России) из военнопленных (и добровольцев) разных национальностей создавались батальоны, которые воспитывались в звериной ненависти не только и не так к большевизму, как ко всему русскому… искусственно раздувался уродливый, злобный шовинизм». [2] Действительно, пропаганда в таких батальонах велась не антисоветская, а именно антирусская. Русские назывались не иначе как «оккупантами» и историческими врагами. Большую роль в воспитании легионеров играли эмигранты, сотрудничающие с немцами задолго до вторжения в СССР. [5]

С другой стороны, народности разные народы планировалось стравить уже и между собой — Розенберг писал: «Разграничение племён и народностей Кавказа между собой…облегчило бы немецкому командованию господство над ними… Уже сам факт использования воинской части с целью возрождения противоречий между разными народностями является политическим моментом». [3]

Кстати, несмотря на громкую пропаганду, немецкий персонал таких батальонов не уважительно относился к своим подопечным [2], которые что-то быстро из «недочеловеков» стали вдруг «равноправными». Нацистское воспитание давало о себе знать. Ешё летом 1941 года немецкие пропагандистские журналы публиковали фотографии «монголоидных» граждан СССР и называли их «низшей расой». Многие немецкие офицеры и унтера, переведённые в такие «восточные» подразделения, искренне считали, что это наказание за плохую службу в родных частях.
Взять хотя бы тот факт, что немецкие унтер-офицеры запросто командовали «восточными» командирами с офицерами должностями. Немецкие командиры «национальных» батальонов в разных недоразумениях практически всегда вставали на сторону малочисленного немецкого персонала. [2]

Отзыв andrej 28.06.2012

ГРУЗИНСКИЙ ЛЕГИОН

Новый харизматический президент современной Грузии — Саакашвилли в своей антирусской пропаганде упоминал грузинских легионеров в годы Второй Мировой войны. Германско-грузинское сотрудничество и создание антирусского «Грузинского легиона» из военнопленных грузин под командованием немецких офицеров было зафиксировано ещё в Первую Мировую войну. Тогда борьба велась за освобождение грузинской земли «от русского имперского ига». И теперь сценарий был схож — «Грузинский легион» также создавался из пленных грузин опять же под командованием немцев. [5]

В составе «Грузинского легиона», приказ о формировании которого был отдан 8 февраля 1942 года, было создано 8 пехотных батальонов по 800-1000 человек, включая 60 немцев. Вооружение в основном советское — три противотанковые пушки (45-мм), 15 легких и тяжелых минометов, 52 ручных и станковых пулемета, винтовки и пистолет-пулемёты. Набор из легионеров производился в концлагерях военнопленных, база легиона находилась в Польше. Каждый батальон действовал в составе немецкой пехотной дивизии, которая летом должна была наступать на Кавказ. Большим отличием и плюсом от прочих «национальных» легионов было в присяге – не Гитлеру, как остальные легионы, а «грузинской земле». [2]

С другой стороны «легион» был разъединён по-батальонно. Негатив дополняло жалкое положение легионеров – несмотря на помпезность, немцы не считали их равными себе. У легионеров звания определялись должностями – всего было восемь должностей. У офицеров погоны были схожи с погонами немецких чиновников. [2]

Бывший майор Красной армии С. Ломтатидзе сетовал на факты неотдания ему воинской чести со стороны представителей германского кадрового персонала батальона: «В Красной армии я был майором и командовал полком в Туркестане. Сейчас мне дали всего лишь чин лейтенанта («цугфюрера» – прим. автора статьи). Но раз так, — пусть мне дадут погоны настоящего германского лейтенанта. Немцы без них не отдают мне честь». [2] Впоследствии он дорос до «компанифюрера» — зам. командира пулеметной роты 795-го грузинского батальона.

Ещё 4 грузинских батальона было сформировано на Украине на базе 162-й пехотной дивизии («Центр восточных формирований»). Название у них состояло из римских и арабских цифр. Грузинские батальоны 162-й ПД также назывались «Грузинским легионом». [2] Эти 4 батальона (два пехотных и два горнострелковых) также предназначались как вспомогательные батальоны для немецких дивизий (горнострелковые для 1-й и 4-й горнострелковых дивизий), ведущих бои на Кавказе. [2] Однако поражение под Сталинградом и на Кавказе спутало немцам все карты.

Несмотря на создание целых 12 грузинских батальонов двух «Грузинских легионов» только часть из них повоевала против Красной Армии. Непосредственно на фронте побывали: 795-й пехотный батальон в составе 23-й пехотной дивизии в районе Нальчика и Моздока, 796-й пехотный батальон в составе 1-й горно-егерской дивизии в районе Туапсе, II/4-й батальон в составе 4-й горно-егерской дивизии в районе Темрюка и Анапы, I/9-й батальон в составе 9-й пехотной дивизии в районе Анапы и Новороссийска [3] и II/198-й батальон, приданный 198-й немецкой ПД. Последний, по словам его командира немца капитана фон Мюллера, хорошо зарекомендовал себя как при патрулировании улиц и несении службы по охране мостов в г. Харькове и его окрестностях, так и в разгар сражения во время строительства позиций частично под сильным артиллерийским огнем и атаках противника. [2] После боёв I/9 пехотный батальон и II/4 горнострелковый батальон охраняли побережье полуострова Крым.

Боевое использование 795-й пехотного батальона в районе Нальчика было своеобразным – ему противостояли грузины из 392-й советской стрелковой дивизии. Благодаря бешенной «национальной» пропаганде и общему краху Красной Армии много грузин из РККА перебегало к легионерам. С 26 августа по 6 октября 1942 года к легионерам перебежало по немецким источникам около 2 тыс. грузин. Вроде как даже два грузинских батальона 790-го стр. полка этой дивизии в полном составе перебежали к легионерам. [5]

Отзыв andrej 29.06.2012

Однако многие легионеры поняли, что «молочные реки, на кисельных берегах с островами из творога со вкусным изюмом», обещанные им немцами – ложь. Слишком наивно и предательски выглядели идеи о кровавом большевистском режиме (вождь-то был грузином) или о русском господстве. Переход легионеров из 795-го и 796-го батальонов в Красную Армию начался даже до поражения немцев под Сталинградом.

Многие военнопленные записывались в оба «Грузинских легиона» вовсе не из идейных соображений, а чтобы выжить или даже махнуть обратно к своим. В грузинском 795-ом батальоне, по донесениям офицеров Абвера лишь 1/3 грузин заслуживала доверия. [2] Из его состава батальона 10 человек дезертировали ещё во время следования на фронт, 50 сбежали сразу после прибытия на место назначения. [3] Наиболее серьезный инцидент произошел в ночь с 9 на 10 октября, когда группа просоветски настроенных солдат батальона, во главе с командиром взвода штабной роты М. Мурманидзе, попыталась с оружием в руках перейти на сторону Красной Армии, но их выдал предатель. Большинство из готовящихся к побегу легионеров было арестовано, и лишь 33 «добровольца» (в основном, из саперного взвода и штабной роты) перебежали к Красной Армии. Арестованный немцами «цугфюрер» (должность лейтенанта вермахта) Мурманидзе и другие пойманные легионеры были осуждены военным трибуналом немецкой дивизии, к которой батальон был приписан, и расстреляны.

795-й грузинский батальон выведён с фронта в тыл, очищен от ненадёжных солдат, не разделяющих немецкие ценности, и остатки свели в две роты – стрелковую и пулемётную. Оставшиеся повоевали против Красной Армии в районе грузино-осетинской границы. Неблагонадёжных же перевели в дорожно-строительную роту в тыл, из которой вскоре сбежало ещё 13 человек.

Попытка перебежать линию фронта к своим была и в 796-м грузинском батальоне. По донесению политуправления Черноморской группы Закавказского фронта от 8 января 1943 года о переходе части легионеров 796-ого грузинского пехотного батальона под Туапсе:

«В ночь на 9 декабря 1942 года командир 3-й роты грузинского легиона (имеется в виду 796-ой грузинский пехотный батальон грузинского легиона – прим. автора статьи) послал трёх легионеров с письмом к командиру 383 СД с заявлением о переходе на сторону Красной Армии. Он просил помочь перебежчикам во время перехода. Один легионер остался в штабе дивизии, а двое направились обратно с ответом начальника штаба 383 СД. 10 декабря Чичинадзе снова направил двух легионеров в штаб дивизии и прислал карту с обозначением места перехода. Легионеры намерены были перейти на сторону Красной Армии 14 декабря. Они ставили себе задачу перебить немцев и открыть фронт для наступления нашего подразделения, но легионер Арбеладзе донёс немецкому командованию о готовившемся переходе, поэтому Чичинадзе решил перейти с группой легионеров 11 декабря. 11 декабря в 5.00 после пуска условных ракет легионеры начали переходить группами, и капитан Чичинадзе перевёл группу в составе 22 легионеров, командир взвода Чхаидзе – 26 легионеров, остальные перешли линию фронта отдельными группами по 5 – 6 человек. Всего 11 декабря перешло 80 человек с вооружением и снаряжением. Через день перешло ещё два легионера, через два дня ещё двое грузин. Последние рассказали, что после перехода группы легионеров «Грузинский легион (796-ой батальон – прим. автора статьи) был немцами разоружён, снят с фронта и отведён в тыл в направлении Гунайка – Апшеронская…». Итого получается, что перебежало 85 грузин.

Следует отметить, что сам Чичинадзе был тем, кто вступил в легион для перехода на сторону советских войск. Родился в 1913 году, кандидат в члены ВКП(б) с 1932 года, но был исключён за недисциплинированность, в армии с 1929 г. Попал в плен 14 октября 1941 года и содержался в лагере до марта 1942 года. Совершил несколько попыток к бегству. Вступил в легион в апреле 1942 года. К сожалению, после перехода к своим, был, скорее всего, репрессирован…

Отзыв andrej 06.07.2012

После Курской битвы настроение у всех легионеров, в том числе и у грузинских резко упало и антинемецкие разговорчики усилились.

АРМЯНСКИЙ ЛЕГИОН.

Из военнопленных армян в Польше было сформировано 9 армянских пехотных батальонов «Армянского легиона». Приказ о создании легиона был подписан 13 января 1942 года. [3] Интересным фактом было то, что в батальоны добровольно шла армянская эмигрантская молодёжь из ряда стран и даже французского Иностранного легиона, а офицерский состав частично состоял из эмигрантов стариков-армян ещё царской Российской армии. Командирами батальонов были, естественно, немцы. [5]

Немцы держали бывших пленных в очень суровых условиях. Царила круговая порука, доносительство и издевательские наказания – приседания в противогазе, стояние на ветке дерева. [5]

Только два батальона из сформированных в Польше участвовали в боевых действиях против РККА. [3] 808-й армянский пехотный батальон прибыл в Майкоп 25 августа 1942 года. В батальоне подпольщики готовили переход на сторону РККА или партизан. Однако в результате предательства заговор был раскрыт и организаторы были арестованы. По словам бывшего капитана РККА и члена ВКП(б), служившего в батальоне и перешедшего обратно на сторону Красной армии, Манукяна Бабкена, одному организатору восстания в ходе допроса отрезали два пальца на правой руке! 26 сентября 15 легионеров перебежали к партизанам, действовавшим в районе Майкопа. Чуть позднее перешли в партизаны легионеры отделения Н. Арушяна (в источнике [10] Н. Арутюнян) с двумя ручными пулемётами. [5] По показаниям легионеров-дезертиров по пути на фронт из батальона убежало всего около 100 армян. По словам перебежчиков: «…легионеры-армяне не хотят воевать против Красной Армии». [10] В конце концов, за неустойчивость батальоны был переформирован в дорожно-строительную часть (у легионеров отобрали оружие), но остался на фронте. [10]

К ноябрю 808-й армянский батальон работал на строительстве дороги недалеко от фронта. 18 ноября Манукян Бабкен с 11 легионерами на участке 40-й стрелковой бригады перебежал линию фронта. 20 ноября 1942 года из него перебежало ещё 23 солдата во главе с бывшим зам. политрука Сатарьяном. В тот же день советские командиры послали одного легионера обратно и он привёл 26 ноября ещё 14 легионеров. [10]

А вот 809-й армянский батальон неплохо зарекомендовал себя на Кавказе (Нальчик, Моздок) и удостоился похвалы фон Клейста и Кестринга. Во всяком случае, данных о массовом дезертирстве автору обнаружить не удалось. Некоторые солдаты были награждены Железными Крестами и «восточными» медалями. Позже батальон участвовал в карательных акциях против партизан Украины и Польши. В 1944 году «геройский» батальон оказался на Атлантическом вале, где вступил в бой с американцами. Впрочем, часть легионеров перебежала к противнику. [5]

На базе 162-й ПД был сформирован армянский полк («Армянский легион») из 3 батальонов (I/125, I/198 и I/9). I/198 батальон действовал в районе Остров-Опочка на северном участке восточного фронта, I/125 против партизан Брянской области, I/9 батальон очутился во Франции. [5]

Отзыв andrej 15.07.2012

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ЛЕГИОН

«Азербайджанский легион» формировался из военнопленных в Польше, в него вошли 8 батальонов. В начале 1943 года 804-й батальон успешно повоевал против Красной Армии на Кубани. В 1943 году 807-й батальон находился на территории Брянщины, а 804-й и 806-й в Крыму. [5] 805-й батальон действовал в составе 111-й немецкой пехотной дивизии в районе Нальчика и Моздока. [3]

Однако уже в августе 1943 года, в 804-ом азербайджанском батальоне легионеры стали готовить переход на сторону партизан, но мероприятие окончилось неудачей. Подпольщики замешкались, и 8 октября их выдал предатель. Немцы провели чистку: 8 главных зачинщиков были расстреляны, ещё несколько десятков человек было отправлено в концлагерь. Тем не менее, 60 человек сбежало и создало партизанский отряд, который дождался прихода Красной Армии. [3]

На базе 162-й ПД («Центр восточных формирований») были сформированы 6 азербайджанских егерских и горно-егерских батальонов. Два батальона воевали против РККА: I/111-й батальон действовал в составе 111-й немецкой пехотной дивизии в районе Нальчика и Моздока, I/73-й батальон в составе 73-й ПД в районе Анапы и Новороссийска. [3]

ВОЛЖСКО-ТАТАРСКИЙ ЛЕГИОН

Приказ о формировании легиона из военнопленных татар, башкир и жителей Поволжья, говорящих по-татарски был подписан 15 августа 1942 года. Легион, формируемый в Польше, назывался «Волжско-татарский» и должен был быть использован против славянских партизан, т.е. исключительно в антипартизанских целях. [5] Это решение было роковым…

Срок обучения бывших военнопленных насчитывался 10-12 недель. Было сформировано 7 батальонов в «Волжско-татарском легионе». [5] Вскоре татары разочаровали немцев — они не очень то хотели воевать за «новый порядок», да ещё и против партизан.

825-й волжско-татарский батальон был сформирован 25 декабря 1942 года и направился воевать против партизан в Витебскую область. Немцы возлагали особые надежды на татар в антипартизанской операции «Шаровая молния». Но уже 23 февраля 1943 года в батальоне произошло восстание – заранее легионеры договорились с белорусскими партизанами о переходе к ним. К сожалению, за час до восстания немцы арестовали его руководителей, но сигнал к выступлению был всё-таки подан. Большая часть немецкого персонала была убита, однако командир батальона немец Зекс был спасён – верный ему шофёр-татарин вывез своего начальника в багажнике автомобиля!!! [5] Вот она — немецко-татарская дружба!

Это был первый крупный переход на советскую сторону. Расследованием занялся сам Абвер. По одним данным перебежало 557 легионеров [5], по другим — более 800 человек (почти все) с большим количеством оружия (6 противотанковых пушек, 100 пулемётов и автоматов). [3] Оставшихся перевели в другие части. [5]

826-й волжско-татарский батальон был отправлен в Голландию. Несмотря на трудность с языком, легионеры и тут готовили переход к партизанам. Немцы получали донесения от своих стукачей и принимали соответственные меры. Они опередили подпольщиков – 26 легионеров были расстреляны, а 200 ненадёжных отправили в лагеря. [5]

827-й волжско-татарский батальон действовал против партизан под Станиславом и Дрогобычем. И тут готовилось восстание, но немцы заранее схватили и убили руководителя выступления – старшего лейтенанта Мифтахова. Тем не менее, к партизанам перешли два взвода и штрафная рота (!). Во Франции переходы к силам Сопротивления продолжились – там к партизанам перешли командиры штрафной и 2-й рот и с ними 28 легионеров. [5]

Отзыв andrej 01.08.2012

828-й волжско-татарский батальон был сформирован 1 июня 1943 года нёс службу на территории Западной Украины. Уже в ноябре ушло к партизанам 2 командира рот, 7-9 января 1944 года – 8 легионеров, 14-17 января – 9 легионеров. В конец месяца 30 легионеров, несущих службу на таможенном посту, сняли его охрану, убили одного командира отделения, ранили другого и ушли к партизанам. Много легионеров, не желая воевать, сдавались при первой же возможности при появлении противника. К концу 1944 года батальон переформировали в дорожно-строительный. [5]

830-й волжско-татарский батальон охранял объекты в Польше и на Западной Украине. В июне 1944 года гестапо раскрыло заговор, было арестовано 20 легионеров, но схватили не тех, и 17 человек было отпущено. Тем не менее, батальон был переформирован в сапёрно-строительный. [5]

Таким образом, можно сказать, что волжские татары и прочие татароговорящие, служившие в легионе, были самыми баламутными восточными легионерами.

ТРКЕСТАНСКИЙ ЛЕГИОН

Т.н. «Туркестанский легион» (узбеки, казахи, туркмены, таджики, киргизы и др.) также формировался в Польше с февраля 1942 года, всего было создано 14 батальонов [3] по 850 человек. У легионеров с немцами была явная напряжённость. Первый командир 450-го батальона Майер-Мадер констатировал, что немецкий персонал относится к легионерам как к бывшим военнопленным, т.е. без уважения. Недовольство и не исполнение приказов немцами наказывалось строго, но порою, оно возникало из-за языкового барьера. [5]

450-й туркестанский батальон влился в 16-ю немецкую моторизованную дивизию, действовавшую на астраханском направлении. Батальон в боях с Красной Армией понёс существенные потери — 20 % личного состава убитыми, ранеными, пропавшими без вести. [3] Здесь же дезертировала группа легионеров во главе с муллой Садыровым. После советского наступления батальон перебросили в Донбасс на охрану ж/д магистрали. В сентябре 1943 года две неполных роты (130 человек) сдались наступающим частям Красной Армии. [5]

452-й туркестанский батальон попал на Кавказ в район Туапсе в сентябре 1942 года. Несмотря на поражения Красной Армии, некоторые легионеры решили перебежать обратно к своим. Уже по дороге на фронт началось дезертирство. Стукачи доносили немцам о разговорчиках — легионеры говорили, что чтобы заслужить прощение, надо пристрелить по одному немцу и перейти линию фронта. Сложился заговор о переходе линии фронта и сдаче частям Красной Армии, но патриотов выдал предатель. Лишь некоторые смогли перебежать, т.к. немцы вовремя арестовали заговорщиков и отвели батальон с фронта. [5]

В 781-ом туркестанском пехотном батальоне (3-й посчёту батальон легиона), который прибыл на фронт 20 октября 1942 года перебежчиков за время боёв в районе Туапсе достигло 43 человека. [3] Из-за неустойчивости 452-й и 781-й туркестанские батальоны были разоружены. [5] В источнике ([28]) говорится, что 781-й туркестанский батальон был 19 января 1943 года разоружён и переформирован в строительную часть. Скорее всего, такая же участь постигла и 811-й батальон.

782-й и 811-й батальоны участвовали в боях с Красной Армией на астраханском направлении, их потери составили соответственно 12 % и 9 % убитыми, ранеными, пропавшими без вести. Также на фронте под Нальчиком и Моздоком побывал I/370-й туркестанский пехотный батальон, сформированный на базе 162-й ПД. [3]

Все эти батальоны, как и батальоны других «национальных» легионов, использовались в составе немецких дивизий. После поражения немцев под Сталинградом и на Кавказе туркестанские батальоны были отведены в тыл в Крым, а потом и на запад. Немцами была отмечено разложение легионеров. [3] Началось массовое бегство легионеров к советским, а потом (по ходу движения на запад) и к польским партизанам. [2]

Отзыв andrej 05.08.2012

В ноябре 1943 года из 4 батальонов «Туркестанского легиона» был реорганизован в «1-й Восточно-Мусульманский полк СС» с включением по одному азербайджанскому и волжско-татарскому батальонов из соответствующих легионов и некоторого количества свежих военнопленных. [5] К октябрю 1944 года в полку было 4 тыс. человек. [11] Перевод в такую «престижную» организацию как «СС» вовсе не способствовал прекращению дезертирства. В декабре 1944 года взбунтовались «туркестанцы», находящиеся в Белоруссии – всего из полка СС ушло в лес около 400 человек с офицерами. Вскоре перешедшие к партизанам доказали свою лояльность к советской власти – они атаковали вместе с партизанами своих бывших сослуживцев. После этого полк СС спешно перебросили подальше от партизан – в Минск. [5] Командир полка немец Биллиг, подозревая, что готовится восстание приказал расстрелять 78 легионеров, но и после этого дезертирство не прекратилось. [3] В дальнейшем полк позорно отметился при подавлении Варшавского восстания. [5] После этого моральное состояние полка стало ещё хуже — процветало пьянство и распущенность. [3] Немецкое руководство явно не доверяло своим подопечным и плохо снабжало их, потому как в полку не хватало снаряжения, в том числе даже униформы и обуви. [11]

Бежали и крупные чины – Ваффен-оберштурмфюрер СС Асанкулов (начальник отдела пропаганды и глава тайной полиции полка СС) узнал, что немцы скоро его ликвидируют как «ненадёжного». Асанкулов с группой казахов успел перебежать к партизанам. [5]

СЕВЕРОКАВКАЗСКИЙ ЛЕГИОН

Северокавказский легион (дагестанцы, ингуши, чеченцы, осетины, абхазцы, черкесы, адыгейцы и др.), сформированный в Польше, состоял из 7 батальонов. [5]

Несколько слов следует сказать о чеченцах и ингушах, выселенных советской властью в 1944 году. Как известно в 1944 году советская власть депортировала чеченцев и ингушей с родных мест далеко на восток. При приближении немцев к Чечено-Ингушской АССР эти народы стали откровенно предательски себя вести – началось массовое дезертирство из Красной Армии, уклонение от призыва – за три года войны дезертировало около 49 тыс. и ещё 13 тыс. уклонилось от призыва. В армии же служило лишь 10 тыс. чеченцев и ингушей. Кроме того, проявился менталитет этих горцев — дезертиры создавали банды, занимавшиеся откровенным грабежом, а также начались локальные восстания (осень 1941 года, приуроченное к неудавшемуся наступлению немцев в ЧИ АССР, лето 1942 года), со следами явного немецкого влияния. За 1941-1944 гг. только на территории ЧИ АССР, впоследствии образованной в Грозненскую область органами было ликвидировано 197 банд – убито 657, 2762 пленено, 1113 явилось с повинной. Эти потери убитыми и пленными против советской власти были больше потерь, понесённых чеченцами и ингушами в рядах Красной Армии против немцев! [5]

Самым неблагоприятным моментом для советской власти был период Битвы за Кавказ в 1942 году. Выступления чечено-ингушей в регионе усилились в связи с наступлением немцев. Горцами была даже создана Чечено-Горская национал-социалистическая партия! В течении года было проведено 43 спецоперации частями внутренних войск (без учёта операций РККА), было ликвидировано 2342 бандита. Одна самая крупная группировка насчитывала около 600 повстанцев — это 2/3 от целого восточного батальона! [10]

Национальная же 114-я чечено-ингушская кавалерийская дивизия, набранная надобровольной основе, была морально разложена и, в конце концов, с марта 1942 года переформирована в полк [10] и отправлена в запасные и учебные части. [5] В это же время 115-я Кабардино-Балкарская кавалерийская двивзия, также набранная на добровольной основе, собрала 3500 «сабель». Жители устроили настоящий народный праздник при формировании одного полка, служба считалась очень почётной. [10]

Отзыв andrej 08.08.2012

Особо тепло чеченцы и ингуши относились к немецким диверсантам. Взятый в плен со своей группой командир диверсантов эмигрант аварец по национальности Осман (Сайднуров) Губе на допросе рассказал:

«Среди чеченцев и ингушей я без труда находил нужных людей, готовых предать, перейти на сторону немцев и служить им. Меня удивляло: чем недовольны эти люди? Чеченцы и ингуши при Советчкой власти жили зажиточно, в достатке, гораздо лучше, чем в дореволюционное время, в чём я лично убедился после четырёх месяцев с лишним нахождения на территории Чечено-Ингушетии… Я не находил иного объяснения, кроме того, что этими людьми из чеченцев и ингушей, настроениями изменческими в отношении своей Родины, руководили шкурнические соображения, желание при немцах сохранить хотя бы остатки своего благополучия, оказать услугу, в возмещение которых оккупанты им оставили хотя бы часть имеющегося скота и продуктов, землю и жилища». [5]

К счастью, немцы не оккупировали Чечено-Ингушскую АССР. В противном случае, из чеченцев и ингушей, настроенных ярко антисоветски и антирусски, можно было бы создать много антисоветских подразделений. Малое их количество в «восточных» батальонов объясняется тем, что они просто дезертировали из Красной Армии в родные места и ждали немцев. Советским войскам приходилось отражать атаки немцев на Кавказе и ещё разбираться у себя в тылу против этих горцев. Руководством страны такое отношение горцев к войне было воспринято как однозначное предательство, потребительствое отношение к остальным народам СССР, поэтому и было принято решение о депортации.

Северокавказцы приняли участие в боях против РККА. 800-й батальон (черкесы и карачаевцы) в составе 4-й горнострелковой дивизии наступал на Сухуми. Под Нальчиком и Моздоком действовали 801-й (дагестанцы) и 802-й батальоны (осетины). [5]

На базе 162-й ПД были сформировано 2 усиленных северокавказских полубатальона. Они действовали в Греции и Хорватии. 800-й, 803-й и 835-й северокавказские батальоны охраняли Атлантический вал. 800-й батальон был блокирован в укреплениях и сдался американцам. [5]

Во второй половине войны северокавказцы, как и коллаборационисты других наций, стали перебегать к своим бывшим соотечественникам. Наглядным примером является обращение партизан к легионерам 842-го полубатальона (созданного на базе 162-й ПД). [27]

ОБЩЕЕ ЧИСЛО ВОСТОЧНЫХ ЛЕГИОНОВ

Как видно, в Польше к октябрю 1943 года было сформировано довольно много войск «восточных» легионов — всего 53 батальона: 14 «туркестанских», 8 азербайджанских, 7 северокавказских, 8 грузинских, 9 армянских, 7 волжско-татарских общей численностью 53 тыс. человек. На базе 162-й ПД до мая 1943 года было сформировано ещё 12 батальонов «туркестанских», 6 азербайджанских, 4 грузинских, 3 армянских и 2 усиленных полубатальона северных кавказцев, 7 строительных и 2 запасных батальона, т.е. около 35 батальонов общей численностью 30 тыс. человек. [3]

Кроме крупных соединений из представителей Кавказа и Средней Азии были сформированы тыловые вспомогательные подразделения: батальоны и роты снабжения, строительные, железнодорожные, транспортные колонны на национальной или смешанной основе. Например, 522-й волжско-татарский батальон снабжения на 1 сентября 1943 года имел: 1220 «туркестанцев», 425 грузин, 1061 волжских татар, 352 азербайджанцев, 242 армянина, 111 северокавказцев. [5]

Собственно, на фронте к осени 1942 года использовались 2 азербайджанских, 2 армянских, 2 грузинских и 3 северокавказских батальона, а к концу 1943 года на фронте «присутствовали» 8 азербайджанских, 9 армянских, 8 грузинских и 7 северокавказских батальонов ( 2 северокавказских полубатальона). [10] Вроде силища, а воспользоваться по полной немцы не могли, ввиду крайней моральной неустойчивости…

Отзыв andrej 01.10.2012

ПРИЧИНЫ

Что же заставляло людей записываться в «восточные» легионы или бежать из них? Частичный ответ даёт упоминаемое выше донесение о переходе легионеров 796-ого грузинского батальона:

«Некоторые перебежчики объясняли своё согласие записаться в легион тем, что они были вынуждены к этому, что иначе им грозила смерть. Другие исходили из того, что немцы сильны, что они всё равно займут Кавказ и потому вступление в легион является для них единственной возможностью попасть в родной край. Некоторые из них полагали, что, сражаясь на стороне немцев, они в случае оккупации немцами территории Грузии будут пользоваться определёнными привилегиями. Ряд легионеров высказывали антиколхозные, мелкособственнические настроения: они ненавидят колхозы и думают только о возможности иметь своё индивидуальное хозяйство. Кроме того, многих в легионе удерживало осознание того, что немецкая армия имеет успехи… Можно считать, что подавляющее большинство легионеров загнано в легионы силой». [6]

Кроме насущного, легионерам давали и духовную пищу, окутывали лестью и обещаниями. Например, для легионеров-«туркестанцев» была заготовлена сказка о создании государства «Большого Туркестана», правда, под протекторатом Германии. При этом оно должно было включать, помимо Средней Азии и Казахстана, еще и Башкирию, Поволжье, Азербайджан, Северный Кавказ и Синьцзян (Западный Китай). Одновременно с этим поволжским татарам немцы говорили, что они «наиболее образованные, деятельные и политически ценные элементы из всех тюркских народов СССР». [11] Армяне же ещё до войны были объявлены «арийцами» (!). [5]

Среди бойцов Волжско-татарского легиона распространялись газеты, которые выходили в Берлине на татарском языке и призывали к объединению всех татар и мусульман, живущих между Волгой и Уралом, к изгнанию русского населения и установлению дружеских отношений с Германией. [11] Таким образом, здесь играл фактор некого сплочения против общего врага — русских.

Возможно для некоторых легионеров-мусульман важным было наличие в легионе священников, т.е. мулл. В каждом батальоне «восточных» легионов, где служили мусульмане, была должность муллы. Мулла обычно входил в состав штаба батальона, правда, иногда являлся одновременно командиром взвода, совмещая должности (!). Они проходили спецподготовку в Германии, но часто путали порядок молитв и обрядов. Раз в неделю проводился намаз. В обязанность муллы входил функция также следить за своей паствой. Большую пропагандистскую помощь оказал религиозный авторитет великий муфтий аль-Хусейни, часто посещающий места формирования батальонов. И, наконец, в присяге были слова: «клянусь драться во имя Аллаха». [11]

Сдавшийся и раскаившийся грузинский легионер 796-ого грузинского батальона Гегучадзе сказал: «Мы хорошо понимали, что вступая в легион, мы совершили предательство, что это является тяжким преступлением против Родины. Где это слыхано, чтобы брат шёл в бой против своего брата. Но голод лишил нас здравого смысла, человеческих чувств и вызвал звериные инстинкты. Иногда люди от голода доходили до такого состояния, что готовы были из-за куска хлеба убить собственного сына. Люди от голода ползали на четвереньках. Они превращались в материал, из которого легко можно было сделать самых страшных преступников, так как теряли всякую волю и мужество». [10]

Отзыв andrej 17.01.2013

Нелояльный немцам 452-й туркестанский батальон набирался из военнопленных в лагерях Польши. После страшной голодной зимы 1941/1942 гг., когда из 90 тыс. человек осталось в живых лишь 3 тыс. узников (!) начался набор таджиков, узбеков, башкир, киргизов, казахов и калмыков, которых набралось 800 человек. [5] Их отмыли, накормили, одели и объявили, что немцы, на самом деле, борются за их интересы против их же исконных врагов – русских. Ясно, что вступление в батальон гарантировало жизнь. Ясно и другое – легионеры не питали иллюзий насчёт намерений немцев…

Неудачи переходов линии фронта с оружием целыми подразделениями объясняется созданной немцами сетью «стукачей». Например, начальник Центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко в распоряжении от 9 июля 1943 года указывал о внутренней сущности «восточных» рот и батальонов, набранных из русских коллаборационистов. По существу, вывод можно использовать и к «восточным легионам».

«Установлено, что личный состав подразделений «власовцев» (так ради пропаганды назывались подразделения из русских, но сам Власов ими до конца 1944 года никак не командовал – прим. автора статьи) в своём большинстве прибывают из лагерей военнопленных. Политико-моральное состояние рядового состава неустойчивое, в части «власовцев» большинство завербовались из-за желания вырваться из голодных лагерей военнопленных. Учитывая это, гестапо насадило среди личного состава подразделений густую сеть своей агентуры, так, из опросов перебежчиков известно, что примерно на 10 человек гестапо вербует одного агента». [6]

Взятые в плен 9 октября 1942 года два легионера — узбек Халилов и туркмен Турсунов из 781-ого туркестанского батальона рассказали: «…солдаты т.н. «Туркестанского легиона» не желают воевать против Красной Армии, но они, во-первых, боятся ответственности за проявленное малодушие и, во-вторых, что они полностью дезориентированы фашистской пропагандой, распространяющей среди солдат-легионеров, особенно через свою агентуру, слухи о том, что Красная Армия, якобы, окружена немецкими войсками, находится в тяжёлом положении, что русские все время отступают и питаются одними дикими грушами. Далее немецкие фашисты, стараясь запугать легионеров, пускаются на чудовищные провокации, например, в Ходыженской немцы убили двух туркмен-легионеров, зверски искололи их тела штыками, не оставив там живого места, сломали им руки, отрезали головы, а потом объявили, что это дело рук русских…». [10]

Таким образом, немцы знали о склонности легионеров к дезертирству, поэтому приходилось постоянно следить за ними — использование на фронте, то для чего быди созданы эти формирования, ограничивалось. В конечном итоге, после поражения в Сталинграде и на Кавказе нелояльность легионеров немцам была очевидна. Сложилась патовая ситуация — полноценно использовать легионы немцы на «восточном фронте» не могли, а расформировать подразделения было жалко…

Можно согласиться с выводом Л.И. Брежнева, который ещё будучи зам. начальника Политуправления Черноморской группы войск Закфронта, в донесении от 8 января 1943 года о «восточных» национальных легионах (рассматривались боевые действия одного армянского, двух грузинских и трёх туркестанских батальонов) написал: «Легионеры не оправдали надежд немецкого командования… немцы вынуждены были снятых с переднего края (легионеров — прим. автора статьи) заменить своими румынскими или словацкими войсками». [10]

Продолжение http://kuzhist.narod.ru/Predateli/OstLegion2/OstLegio..

Ваш отзыв