Жизнь и смерть А.С. Грибоедова

Автор: . 22 Май 2012 в 15:14

По инициативе Дмитрия Смирнова здесь предлагается рассмотреть деятельность известного русского литератора и дипломата Александра Сергеевича Грибоедова (1795-1829).
А также обстоятельства и версии его гибели.

Рубрики: вести

Обсуждение
Отзыв dmitrij 23.05.2012

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ А. ГРИБОЕДОВА

СЧАСТЛИВЫЙ ГОД

Первые дни пребывания на Кавказе А. С. Грибоедов посвятил изучению дипломатической почты, касающейся восточной политики, официальным визитам к военному губернатору Сипягину, тифлисскому гражданскому губернатору генерал-майору Ховену, подробному рапорту о своем прибытии и служебных новостях директору Азиатского департамента Родофиникину. Лишь после этого Грибоедов навестил Прасковью Ахвердову и всю полюбившуюся ему компанию принцесс, о каждой из которых он часто вспоминал в письмах к своей тифлисской приятельнице.

Теперь пред ним предстала уже другая Нина — стройная, черноглазая красавица-княжна. Она оставалась такой же приветливой и веселой без кокетства и жеманства, разговорчивой и умной без напыщенности и самовлюбленности, как и прежде, бесхитростной и доверчивой — и все же это была другая Нина.

Пользовавшийся успехом у женщин Грибоедов никогда не испытывал глубокой и сильной привязанности. Но очарованный Ниной, он не отводил взгляда от ее темно-карих глаз, обрамленных длинными ресницами и излучавших доброту и кротость. Трепетные чувства впервые овладели им.

Вернувшись в свою квартиру, он стал собираться в дорогу, чтобы как можно скорее выехать в действующую армию на встречу с генералом Паскевичем и получить от него наставления по поводу последних сношений с Тавризом и Тегераном.

13 июля 1828 года он покинул Тифлис, но… застрял в Шулаверах. Ливневые дожди, прошедшие накануне, полностью размыли и без того испорченные дороги до такого состояния, что сделали немыслимым любое передвижение. Экипажи вязли в грязи, а лошади не слушались ездоков. Пришлось повернуть назад.

Отзыв dmitrij 28.05.2012

Оказавшись волею судеб в городе, он поспешил к Ахвердовой.

Дальнейшее, что произошло в доме у вдовы, Грибоедов описал в письме к Фаддею Булгарину: «Это было 16-го. В этот день я обедал у старой моей приятельницы Ахвердовой, за столом сидел против Нины Чавчавадзе… все на нее глядел, задумался, сердце забилось, не знаю, беспокойства ли другого рода, по службе, теперь необыкновенно важной, или что другое придало мне решительность необычайную, выходя из стола, я взял ее за руку и сказал ей: Venez avec moi, j’ai quelque chose a vous dire» («Пойдемте со мной, я хотел что-то сказать вам (фр.)»).

Она меня послушалась, как и всегда, верно думала, что я ее усажу за фортепьяно, вышло не то, дом ее матери возле, мы туда уклонились, взошли в комнату, щеки у меня разгорелись, дыхание занялось, я не помню, что я начал ей бормотать, и все живее и живее, она заплакала, засмеялась, я поцеловал ее, потом к матушке ее, к бабушке, к ее второй матери Прасковье Николаевне Ахвердовой, нас благословили…»

В тот же день влюбленные в письме к отцу Нины попросили его благословения. Александр Чавчавадзе находился тогда в Эривани.

18 июля в письме из Тифлиса Грибоедов делится новостью с Амбургером, назначенным на должность генерального консула в Тавризе: «Дружески поздравьте меня. Я жених, но вернусь за женой не ранее зимы. Если она вполовину любит меня, как я ее, то, конечно, она сделает меня счастливым».

В женитьбе Грибоедова угадывается желание в скором времени покончить с кочевой жизнью дипломата и предаться наконец любимому занятию — поэзии. И этой радостной вестью он спешил поделиться с друзьями и коллегами по службе.

Но на следующий же день Грибоедов вынужден был покинуть свою невесту и отправиться в Гумри. Там, получив сообщение, что в тылу действуют отряды турецких партизан, он взял под свое командование две роты Карабинерского полка и сотню солдат и вместе с Мальцовым двинулся на подмогу Паскевичу.

Отзыв dmitrij 01.06.2012

К тому моменту, когда Грибоедов присоединился к Паскевичу, войска уже взяли осажденный Ахалкалаки. Обсудив важнейшие вопросы, Александр Сергеевич вновь вернулся в Тифлис, где тяжелый приступ лихорадки приковал его к постели. Он так исхудал, что даже не решался показываться на глаза своей невесте, и попросил в письме Прасковью Николаевну объяснить Нине причину исчезновения и нежно поцеловать ее. Но как только юная княжна узнала о болезни жениха, она тотчас поспешила к нему и не отходила от постели больного, пока ему не стало легче.

В середине августа в Тифлис, несмотря на жару, прибыл секретарь английской миссии, врач по профессии, Джон Макниль с супругой, чтобы навестить Грибоедова, с которым он был знаком, и поздравить его с новым назначением, а заодно справиться о здоровье и познакомиться с очаровательной невестой.

Несмотря на недомогание и находясь под впечатлением бесед, проведенных с английским врачом, Грибоедов торопится поделиться с Родофиникиным (в письме от 17 августа) своими мыслями, искренне изумляясь глубоким познаниям этого человека о стране, где тот уже несколько лет пребывал в качестве доктора английской миссии и придворного врача его величества шаха. «Смело могу уведомить ваше превосходительство, — писал Грибоедов, — что никакой дипломат не может достигнуть сего обыкновенными путями без вспомогательных средств той полезной науки, которая г. Макнилю повсюду в Персии доставила вход беспрепятственный».

Далее он просил директора Азиатского департамента принять на службу доктора медицины Александра Семашко, который, будучи городовым лекарем в Астрахани, приобрел опыт лечения болезней в жарких странах.

Едва оправившись от болезни, Грибоедов поспешил закончить все необходимые приготовления к свадьбе. Венчание состоялось 22 августа 1828 года в Сионском соборе. Во время обряда, из-за вновь скрутившей его лихорадки, Александр едва устоял на ногах. Его рука не удержала обручальное колечко, которое жених пытался надеть невесте. Оно упало на каменный пол. Но вздох сожаления и тревога, которые неслышно пронеслись среди присутствовавших в соборе, не смогли изменить царившее праздничное настроение.

Отзыв dmitrij 02.06.2012

Торжества продолжались на новой квартире Грибоедова, куда гостей пригласили на ужин. Аделунг, находившийся в это время в городе, сообщил отцу о событиях, связанных с женитьбой Грибоедова: «Весь Тифлис проявляет живейшее сочувствие к этому союзу; он любим и уважаем всеми без исключения; она же очень милое, доброе создание, почти ребенок, так как ей только что исполнилось 16 лет…» (На самом деле до 16 лет ей недоставало двух с половиной месяцев. — Прим. Ю. Х.)

Двоюродный брат Нины, Роман Чавчавадзе, увез молодоженов в Цинандали, родовое имение, и сдержал слово, данное отцом. Дело в том, что 4 ноября 1812 года в честь рождения дочери Александр Герсеванович велел наполнить лучшим вином зарытый в землю большой глиняный кувшин, а распить его в день свадьбы.

Именно это вино и откупорили в цинандальской усадьбе князя и рог за рогом наполняли золотистым кахетинским 16-летней выдержки.

Наутро Нину и Александра благословили фамильной иконой с изображением святой Марии в небольшой церквушке, которую воздвиг рядом с домом еще Герсеван Чавчавадзе, знаменитый дед Нины, бывший посол Грузии в России во времена царствования Ираклия II.

Целый день молодожены в сопровождении знатных кахетинцев любовались окрестнос тями, а вечером вновь предались шумному застолью и грузинским песнопениям, мелодии которых так нравились Грибоедову. Иногда, в свободные от празднества минуты, он даже наигрывал их на фортепьяно, стоявшее в гостиной князя.

Оставалось несколько дней до отъезда в Тавриз. Нина решила выехать в Персию вместе с мужем. Ее мать Саломэ взялась сопровождать дочь до Эривани, где в то время находился Александр Чавчавадзе.

Пока Мальцов и Аделунг, собираясь в дорогу, подбирали лошадей, навьючивали их подарками персидскому шаху и его приближенным, а также казенным скарбом, Грибоедов совершал с молодой супругой пешие и конные прогулки.

Излюбленным местом стал у них подъем от Сололакского ручья вверх к горе Мтацминда, откуда открывался прекрасный вид на долину Куры, вдоль которой разрастался новый город. Как-то во время одной из прогулок Грибоедов, обняв Нину, надолго задумался, ушел в себя, а затем промолвил:

- Любовь моя, Нинули, если что случится со мной, дай слово, похорони останки мои вот здесь. Это самое пиитическое место!

- О, нет, мой Александр, — горячо возразила она. — Оставь печаль, мы будем жить вечно. И любовь наша не померкнет, как не померкнет твой поэтический дар.

Отзыв dmitrij 05.06.2012

ПЕРСИДСКИЙ УЗЕЛ

Переполненный новым сильным чувством, оттеснившим тревогу, Грибоедов пишет Варваре Миклашевич: «…Женат, путешествую с огромным караваном, 110 лошадей и мулов, ночуем под шатрами на высотах гор, где холод зимний. Нинуша моя не жалуется, всем довольна, игрива, весела; для перемены бывают нам блестящие встречи, конница во весь опор несется, пылит, спешивается и поздравляет нас с счастливым прибытием туда, где бы вовсе быть не хотелось. Нынче нас принял весь клир монастырский в Эчмиадзине, с крестами, иконами, хоругвями, пением…

Но мне простительно ли, после стольких опытов, стольких размышлений, вновь бросаться в новую жизнь, предаваться на произвол случайностей, и все далее от успокоения души и рассудка. А независимость! которой я такой был страстный любитель, исчезла, может быть навсегда, и как ни мило и утешительно делить все с прекрасным, воздушным созданием, но это теперь так светло и отрадно, а впереди так темно! Неопределенно!! Всегда ли так будет!!. — и добавляет в конце письма: — Наконец, после тревожного дня, вечером уединяюсь в свой гарем; там у меня и сестра, и жена, и дочь, все в одном милом личике… Полюбите мою Ниночку. Хотите ее знать? В Malmaison, в Эрмитаже, тотчас при входе, направо, есть Богородица в виде пастушки Murillo — вот она».

Столица Армении устроила путешественникам торжественную встречу. Когда караван подходил к городу, от городских стен навстречу им двинулись кавалькада всадников и экипажи. Грибоедов пересел на лошадь и поскакал со своей свитой вперед.

Эриванский плац-адъютант, желая показать свои познания в русском языке, при встрече высокого гостя произнес:

- Эриванское ханье поздравляет Ваше превосходительство на армянской земле!

После проезда по каменному мосту через Зангу Грибоедова встретило армянское и русское духовенство с хоругвями, иконами, свечами и кадильницами. Посланник соскочил с лошади, приложился к кресту, который протянул ему архиерей, и под приветственные возгласы горожан вошел в город. Два дня каждый из знатных ханов считал своей честью пригласить гостей на званые обеды и ужины.

Отзыв dmitrij 05.06.2012

А впереди Нину, Саломэ и Александра ждала новая встреча, желанная и трогательная. Она произошла 21 сентября 1828 года. «Рано утром, — писал Аделунг уже из Эривани своему отцу, — когда все еще спали, приехал из Баязета князь Чавчавадзе, отец мадам Грибоедовой, чтобы увидеть молодоженов до их отъезда в Персию: он начальник армянской провинции и поэтому не живет в Тифлисе…»

В Эривани генерал-майор, кавалер и участник Отечественной войны 1812 года, впервые увидел своего зятя, хотя и имел с ним до этого деловую переписку.

23 сентября Грибоедов направил Паскевичу служебное послание, в котором извещал о превратном истолковании местными чиновниками обеих сторон некоторых статей Туркманчайского договора и просил генерала предписать циркуляром всем пограничным начальникам Эривани, Карабага, Талыша и прочих областей неуклонно соблюдать принципы, направленные на пользу России. Из Эривани он отослал еще несколько отношений, касающихся подробностей антишахского бунта, поднятого в Хоросане одним из ханов, продвижений дел по уплате части суммы 8-го курура, а также об орденах и подарках, которыми российский император удостоил английского министра Джона Макдональда и других чиновников миссии. Из числа награжденных выпал секретарь капитан Джон Кемпбел. В своем послании Грибоедов просит исправить досадное упущение и наградить секретаря наравне с другими, что, по его мнению, будет с благодарностью воспринято всей английской миссией. Кроме того, он доводит до сведения Паскевича, что чрезвычайный посол России в Лондоне не сделал до сих пор никакого сообщения английскому двору о наградах, пожалованных российским государем, и просил поставить о том в известность вице-канцлера Нессельроде.

Недомогание, которое преследовало посланника на всем пути, вынуждало его часто задерживаться в дороге по нескольку дней, поэтому к переправе у Джульфы караван добрался лишь 1 октября 1828 года. Воспользовавшись остановкой, Грибоедов направил Паскевичу подробное письмо, в котором излагал веские соображения относительно непродуманной политики переселения армян в Нахичеванскую область, вызвавшей справедливые нарекания местных старожилов. В самой Нахичевани ранее бывшие в значительном меньшинстве армянские семьи после прибытия переселенцев из Персии заметно превысили по количеству проживающих там старожилов — мусульман. «Здесь армянам, пришельцам, лучше, нежели в ином месте, где я их встречал, — сообщал он Паскевичу, — но брожение и неудовольствие в умах татарских доходит до высочайшей степени…»

Отзыв dmitrij 06.06.2012

Грибоедов предлагает дипломатическое решение сложной и грозящей конфликтом проблемы: переселить часть армянских семей в другие места, тем более, что большинство из них испытывали стесненность в жилье, а отсюда и многие неудобства. «Но гораздо менее неудобства заслужить ропот 100 или 150 семейств, нежели целой провинции, новоприобретенной и пограничной, которую мы, наконец, заставили вздыхать о прежнем персидском правлении, известном вашему сиятельству своими неотеческими чувствами к подданным; я даже опасаюсь, — продолжал он, — что это все скоро явится в иностранных газетах, и не слишком в нашу пользу… У беков и ханов мы власть отнимаем, а в замену даем народу запутанность чужих законов».

В его предложениях уже виделся не только зрелый дипломат, но и государственный деятель, проникнутый уважением к законам и обычаям местных народностей, присоединенных к России, и радеющий о международном престиже своей отчизны. «Еще раз повторяю, — доказывал он правоту своих суждений, — что нельзя дать себя уразуметь здешнему народу иначе, как посредством тех родовых начальников и духовных особ, которые давно уже пользуются уважением и доверием, присвоенными их званиям…»

Подобные соображения мог высказать человек, глубоко изучивший местные обычаи во время длительной работы в Персии, на Кавказе, во время частых деловых поездок по этим краям. Для него главным желанием стало найти согласие не ценой бряцания оружием, а доверительным отношением и законной справедливостью к перешедшим на сторону России народам.

Различие во взглядах с Ермоловым, который считал основным орудием усмирения горских народов Кавказа силу и устрашение, с годами у Грибоедова упрочилось, а став министром -посланником, он окончательно убедился в неприемлемости карательных мер и необходимости уважительного отношения к аборигенам. Законность, справедливость и привлечение на сторону россиян старейшин и местной знати — вот к чему призывал правителя Кавказа Грибоедов, делая первые шаги на поприще дипломатической службы в новой должности.

«По ту сторону Аракса я был принят с большим почетом, — сообщал он уже 20 октября 1828 года вице-канцлеру, — так же, как и в Тавризе. Но всего более понравилась мне та добрая память, которую оставили наши войска в сельском народе. Войско михмандара, присланное ко мне от имени шаха, раздражало крестьян своими притеснениями и грубым обращением; бедные люди громко упрекали этих солдат в их несходстве с русскими, которые и справедливы, и ласковы, так что народ очень был бы рад их возвращению».

Не менее обстоятельно разъяснил он положение дел с уплатой 8-го курура, за которым стояли неразрешимые, с его точки зрения, трудности, связанные с обедневшим до крайности народом, которому нечего было передавать сборщикам доходов: «Аббас-Мирза отдал нам в заклад все свои драгоценности, — докладывал Грибоедов Нессельроде, — его двор, его жены отдали даже бриллиантовые пуговицы от своих платьев. Словом, крайность выше всякого описания».

Отзыв dmitrij 13.06.2012

Обремененный категорическим требованием российского правительства, МИДа и царского наместника на Кавказе графа Паскевича-Эриванского заполучить требуемые по Туркманчайскому трактату куруры, Грибоедов не соглашался на просьбы Аббас-Мирзы смягчить условия контрибуции. В послании к Нессельроде он приводил даже свой диалог с ним: «Точно вы не знаете, — говорил он мне, — что шах и слышать не хочет об этих деньгах и что оба курура падут на мою ответственность». Я возражал, что не обязан знать, какие у него домашние расчеты с отцом, что шах подписал и ратифицировал договор, а мое дело блюсти за исполнением его…»

Понимая бедственное положение персиян, новый посланник просил согласия Нессельроде заменить денежный долг и принять на ту же сумму товаров: хлопчатой бумаги, шелка, драгоценных вещей — или закупить лошадей, хлеба и прочих продуктов. «Извините, граф, — писал он Паскевичу, — что я так распространился об этом предмете, но я опасаюсь ответственности, в которую так легко попасть, когда дело идет о деньгах и когда нельзя ожидать ни откровенности, ни податливости от тех людей, с которыми мне приходится иметь дело».

Как это ни покажется странным, но Грибоедову приходилось обращаться и с просьбами, касавшимися бытовых условий своих сотрудников: «Мы живем здесь в таких условиях, что все от этого болеют, — информировал он Нессельроде. — Любой английский офицер живет в гораздо лучших условиях, чем я. Я уже издержал 900 дукатов на ремонт и меблировку комнат, которые я занимаю… Мой дом переполнен; кроме моих людей, в нем живут пленники, которых мне удалось отыскать, и их родственники, приехавшие за ними. Все они люди бедные, и у них нет другой возможности найти крышу над головой, кроме как в помещении миссии. До настоящего времени все мои люди, исключая меня и генерального консула, то есть секретари, переводчики, 10 казаков, которых я взял с собой, вынуждены квартировать в хибарах, из которых были выселены их владельцы, что, разумеется, не способствует поддержанию хорошего отношения к нам со стороны местных жителей».

В этом письме, охарактеризовав и свое унизительное положение, и положение остальных сотрудников российской миссии, Грибоедов впервые поставил вопрос о необходимости выделения некоторой суммы, по его скромным подсчетам, не превышающей 3000 туманов, а для обустройства посольства в Тегеране — еще дополнительно 7000 туманов.

Император счел просьбу посланника обоснованной, однако положительный ответ был облечен в поистине иезуитскую форму: «Государь всемилостивейше разрешил употребить 10 тысяч туманов на постройки и приличное обзаведение для помещения миссии нашей в упомянутых городах. Сию сумму, как экстраординарную, представляется вам заимствовать из денег 9 или 10 курура, имеющих впредь поступать от Персии в уплату контрибуции по договору Туркманчайскому».

Отзыв dmitrij 20.06.2012

Этот ответ ставил посланника в очень сложное положение. Из него следовало: чтобы обеспечить сотрудникам миссии приличествующий уровень жизни, Грибоедов должен после окончания и без того трудного сбора 8-го курура направить все усилия на обеспечение скорейших поступлений от 9-го курура. Лишь в этом случае он мог бы употребить часть суммы во благо своих сотрудников. Желание выполнить волю государя и условия Туркманчайского трактата подталкивало к скорейшему отъезду в Тегеран. Грибоедов временно отсрочил его, узнав об отсутствии в столице шаха.

Приезд Романа — брата Нины — в Тавриз внес радостное оживление в ее жизнь. До сего времени приятной отдушиной для нее служили лишь встречи с Джоном Макдональдом и его семьей, доброжелательно относившимися и к русскому посланнику, и к его молодой жене. В одном из писем к Родофиникину, сообщая о всех трудностях по сбору денег, с которыми пришлось столкнуться, Грибоедов в оправдание своей ревностной службы писал: «Еще вам доказательство, что у меня государево дело первое и главное, а мои собственные ни в грош не ставлю. Я два месяца как женат, люблю жену без памяти, а между тем бросаю ее здесь одну, чтобы поспешить к шаху за деньгами в Тегеран, а может и в Испаган, куда он на днях отправляется».

Тогда поездка отложилась, но в начале декабря она стала реальностью.

3 декабря 1828 года Грибоедов продолжил не отправленное им два с половиной месяца назад письмо, адресованное Миклашевич: «Верно, сами догадаетесь, неоцененная Варвара Семеновна, что я пишу к вам не в обыкновенном положении души. Слезы градом льются…»

Страдания Нины, вызванные мучительной беременностью, и та безропотность, с которой она переносила их, и грустные воспоминания об Александре Одоевском, томящемся в сибирской ссылке, были тому виной: «Сейчас пишу к Паскевичу, — сообщает он близкой приятельнице, — коли он и теперь ему не поможет, провались все его отличия, слава и гром побед, все это не стоит избавления от гибели одного несчастного и кого!!»

Обращаясь в тот же день к Паскевичу, Грибоедов писал: «Благодетель мой бесценный. Теперь, без дальних предисловий, просто бросаюсь к вам в ноги и, если бы с вами был вместе, сделал бы это, и осыпал бы руки ваши слезами…

Помогите, выручите несчастного Александра Одоевского. Вспомните, на какую высокую степень поставил вас Господь Бог. Конечно, вы это заслужили, но кто вам дал способы для таких заслуг? Тот самый, для которого избавление одного несчастного от гибели гораздо важнее грома побед, штурмов и всей нашей человеческой тревоги… Сделайте это добро единственное и оно вам зачтется у Бога неизгладимыми чертами небесной его милости и покрова. У его престола нет Дибичей и Чернышевых, которые бы могли затмить цену высокого, христианского, благочестивого подвига. Я видел, как вы усердно Богу молитесь, тысячу раз видал, как вы добро делаете. Граф Иван Федорович, не пренебрегите этими строками. Спасите страдальца».

Строки, адресованные приближенному ко двору и обласканному им генералу, больше напоминали крик души, последнее желание человека, перед тем как броситься в бездну неизвестности, и просящего выполнить его волю.

9 декабря 1828 года, трогательно попрощавшись с женой, сотрудниками миссии и четой Макдональдов, Грибоедов покинул Тавриз, обещая скоро вернуться.

Отзыв dmitrij 21.06.2012

ГИБЕЛЬ ПОСЛАННИКА

Придворный астролог, составляя для шаха календарь на предстоящий месяц, отметил движение небесного светила к созвездию Скорпиона, а это предвещало серьезные потрясения. Тревожный прогноз он доложил Фетх-Али-шаху.

«Инш, Аллах», — промолвил стареющий властелин страны, предоставив все судьбе, но тем не менее приказал усилить охрану дворца…

В это время Грибоедов со свитой преодолевал Кафланку, горный хребет на пути в Тегеран. Ранняя стужа и выпавший обильный глубокий снег, из-за которого застревали лошади, делали путешествие медленным, утомительным и трудным. Русская миссия помимо посланника, Мальцова, Аделунга, врача и двух заведующих прислугой состояла из 30 человек — мусульман, русских, грузин и армян. Свиту сопровождал конный конвой из 16 кубанских казаков.

Преодолев заснеженный горный перевал, они вступили в город Зенджан, где их торжественно встретили высокие чиновники. На следующий день состоялся прием в честь прибытия высокого русского гостя, во время которого хозяин, принц Абдул-Мирза, подарил Грибоедову отличную лошадь. Кроме того, он передал посольству 15 лошадей взамен утомившихся в пути (которыми их снабдил в Тавризе наследный принц Аббас-Мирза). Столь дорогие подарки и знаки внимания, которыми персидские чиновники одаривали русскую миссию на всем протяжении долгого и трудного пути от Тавриза до Тегерана, предполагали ответные шаги со стороны российского посланника.

Грибоедов же, стесненный казенными деньгами, о чем он информировал и Паскевича и Нессельроде, не имея возможности отвечать тем же, вынужден был ограничиться одним или двумя червонцами, которыми расплачивался с хозяевами домов, где им случалось останавливаться на ночлег.

Мало того, ему приходилось по пути забирать у проезжающих купцов лошадей, взамен уставших, с обещаниями позже расплатиться с ними. И то и другое вызывало у многих заметное всем неудовольствие. Сам же Грибоедов очень надеялся, что основные и щедрые дары шаху от государя российского уже достигли Тегерана, куда они должны были прибыть морем из Астрахани.

Торжественный въезд в персидскую столицу совпал с днем, когда Солнце вошло в созвездие Скорпиона, что астролог счел неблагоприятным знаком. На следующий день Грибоедов нанес официальный визит министру иностранных дел Мирзе-Абдул-Хассан-хану и другим важным персидским чиновникам.

Отзыв dmitrij 22.06.2012

И лишь через день, после согласования церемониала приема русского посланника, состоялась его встреча с шахом, на которой Грибоедов вручил верительные грамоты. Персидский шах восседал на троне в полном праздничном облачении и в тяжелом украшенном камнями головном уборе, как этого требовал этикет.

Переговоры конечно же касались наиболее острых и болезненных для персиян проблем: возврата пленных, бывших российских подданных, полной уплаты 8-го курура и окончательной суммы контрибуции, определенной условиями Туркманчайского трактата, а также устранения препятствий торговле, которые чинили порой русским купцам персидские чиновники.

В знак уважения шах прислал русскому посланнику прекрасную лошадь с золотой уздечкой, ценные подарки и наградил его орденом Льва и Солнца I степени. Не забыты были и остальные члены русской миссии: чиновники получили подарки и ордена Льва и Солнца II степени, все остальные, включая казаков, охранявших русскую миссию, тоже удостоились подарков и золотых медалей.

А сам Грибоедов отправил жене красиво инкрустированный чернильный прибор, купленный им в одной из тегеранских лавок. На лицевой стороне чернильницы были изображены ангелы, а на тыльной стороне крышки по его просьбе выгравировали надпись на французском языке. Перевод ее гласил: «Пиши мне чаще, мой ангел Нинули, навеки твой А. Г. 15 января 1829 г. Тегеран».

Ничто тогда не предвещало трагической развязки, даже несговорчивость Грибоедова во время официальных встреч с шахскими чиновниками, когда речь заходила о денежной контрибуции или о скрываемых у них пленных заложниках (за что его называли даже жестокосердным).

За несколько дней до отъезда в Тавриз, с которым Грибоедов так спешил и к которому даже заблаговременно подготовился, заказав дорожных волов и лошадей, в российское посольство пожаловал некий Мирза-Якуб и заявил о желании возвратиться на родину, в Армению. Грибоедов, выяснив все обстоятельства дела, принял в судьбе Мирза-Якуба деятельное участие, оставив его при миссии, что вызвало неудовольствие шаха.

Негодовал и шахский двор, требуя от русского посланника выдачи Мирзы-Якуба, который был к тому же, как оказалось, казначеем и главным евнухом, а значит, знал многие тайны личной жизни шаха. Мирза-Якуб мог огласить их, что считалось святотатством, а потому и вызывало всеобщее возмущение.

Отзыв dmitrij 27.06.2012

Ситуация еще более усугубилась тем, что во дворе посланника находились две грузинки, вывезенные ранее из Грузии. По требованию родственников они возвращались домой. Знатные хозяева настаивали на передаче им пленниц. Среди них был и Аллаяр-хан.

Грибоедов попал в сложный водоворот хитросплетений. Пылкое сердце гражданина и патриота на этот раз возобладало над холодным рассудком дипломата.

Чтобы как-то уладить разгорающийся конфликт, Грибоедов согласился на встречу Мирзы-Якуба с Манучар-ханом. Казалось, что все шло к примирению сторон, но… Мирза-Якуб в самый последний момент принял окончательное решение остаться под покровительством русского посланника, чем вызвал бурю негодования и проклятий в свой адрес.

«Продолжайте, отнимайте у меня и всех моих жен. Шах будет молчать, — восклицал по этому поводу властелин, оскорбленный неуступчивостью Грибоедова, — но мой сын наиб-султан едет в Петербург и будет лично на вас жаловаться Императору». Слова шаха во время последней аудиенции не возымели на Грибоедова никакого действия.

Местный чиновник, благосклонно относившийся к русскому посланнику, предупреждал о грозящей опасности, но Грибоедов стоял на своем: «Никому не дозволено поднять руку на посланника великой державы».

Однако наступившее утро 30 января оказалось роковым. Со стороны улиц, примыкавших к русскому посольству, стали доноситься зловещий топот и гул толпы, которая приближалась к ограде. Вскоре у ворот сгрудились люди, выкрикивавшие гневные проклятия. Многие из них вооружились палками, камнями, кинжалами, палашами…

Персидские стражники, приставленные к охране русского посольства, не в силах были воспрепятствовать напору толпы, которая, взломав ворота, ворвалась во двор: «Бекош ура! Бекош ура!! (Убей его!)» — неслось отовсюду, возбуждая в толпе фанатическую ярость.

Русские казаки, защищаясь, открыли стрельбу, но это лишь разъярило толпу, которая ворвалась в здание, растекаясь по помещениям, круша все на своем пути. Кто-то уже взламывал крышу, на помощь им спешили другие. Остановить лавину погромщиков и головорезов не было никаких сил. Местная стража, расступившись перед разъяренной толпой, осталась немым свидетелем свершившегося.

Облаченный в мундир русского посланника, Грибоедов с оружием в руках, в окружении свиты, пал после короткой схватки от рук убийц. Погибли и Аделунг, и доктор Мальберг, и канцелярист Кабулов, и переводчики, и Мирза-Якуб, и две грузинки, и камердинер Александр Грибов, и охранявшие посольство русские казаки…

«Дорогу послу, дорогу послу», — юродствовала толпа, выволакивая на улицу обезображенный труп русского дипломата, чтобы протащить его по персидской столице для всеобщего обозрения. Полуденное январское солнце отражалось в бликах, отбрасываемых очками, которые зацепились дужкой за его камзол.

Отзыв dmitrij 30.06.2012

Единственный, кто мог пролить свет на подробности разыгравшейся трагедии, — секретарь русского посольства Иван Мальцов, но он, заплатив сотню червонцев персидским стражникам, приставленным к его дверям, находился все это время в глубине другого помещения и мало что мог видеть.

Перебив охрану и прислугу, бесчинствующая толпа занялась мародерством, вытаскивая во двор одежду, стулья, диваны, шкафы, втаптывая в грязь бумаги, письма, служебные записки и черновые наброски. Студеный ветер еще долго раскидывал по опустевшему двору обрывки каких-то листков… и среди них, возможно, принадлежавшие перу поэта и дипломата, которые уже никогда не увидят свет.

Лишь под покровом ночи персидские сарбазы, переодев Мальцова в солдатскую одежду персидского воина, перевели его в шахский дворец.

Ужасная весть о гибели русского посланника и всей российской миссии в Тегеране достигла Тавриза 6 февраля, а уже 8 февраля Джон Макдональд направил письмо генералу Паскевичу: «…Бедная madame Грибоедова, дочь князя Чавчавадзе, только что вышедшая замуж, до сих пор не сознает той несправедливой потери, какую она понесла со смертью самого любящего и любимого из всех супругов. Она живет теперь с нами, Ваше сиятельство, и ее убитые горем родители могут быть уверены, что ей будет оказана самая нежная забота и внимание».

Русский консул Амбургер, которого Грибоедов перед отъездом просил уделить внимание Нине, узнав о трагедии и опасаясь за собственную жизнь, не дожидаясь распоряжения свыше, покинул Тавриз и переехал в Нахичевань под защиту русского оружия. Беспокоясь за участь дочери, начальник Эриванской области генерал-майор Александр Чавчавадзе поспешил испросить разрешение у графа Паскевича срочно выехать из Армении в Тавриз, но получил отказ.

Подчинившись требованию Паскевича не пересекать русско-персидской границы, обеспокоен ный за судьбу дочери, князь направил в Персию своего племянника Романа Чавчавадзе.

Отзыв dmitrij 06.07.2012

В ПОИСКАХ ИСТИНЫ

Только Мальцов мог прояснить истинную картину событий, произошедших в Тегеране, и это хорошо понимал Паскевич, который с нетерпением ждал его возвращения и был признателен английскому послу Джону Макдональду за проявленные хлопоты.

В письме к Нессельроде от 9 марта 1829 года граф сообщал: «Английская миссия в Персии во всяком случае проявляет все признаки тонкого вежливого приличия со времени несчастного дела Грибоедова. Заботы Макдональда о безопасности Мальцова и о том, чтобы он вернулся поскорее к нам, делают ему честь, и в моем последнем письме я приношу ему искреннюю благодарность».

Среди циркулярных писем, разосланных Министерством иностранных дел Российской империи в русские посольства европейских стран в связи с неслыханной трагедией в Тегеране, было и письмо к графу Христофору Ливену. В нем вице-канцлер уведомлял русского посла в Великобритании о том, что российский император остался доволен действиями британской миссии в Тавризе, последовавшими за гибелью русского посланника и всего посольства, и в первую очередь Макдональдом, который незамедлительно послал своего брата с официальной нотой протеста по поводу случившегося варварского акта.

Благодаря вмешательству английского посла находившегося под арестом в шахском дворце секретаря миссии Мальцова освободили, под конвоем доставили к Джульфинской переправе и передали российской стороне.

В первом донесении (18 марта 1829 года) из Нахичевани Мальцов объяснил подробности своего спасения и пребывания в шахском дворце, возлагая вину за кровавую расправу, учиненную чернью, на духовного лидера аятоллу Мирзу-Масих-Муджтехида не без подстрекательства Аллаяр-хана и других персидских чиновников, призывавших в главной тегеранской мечети вызволить из рук неверных якобы насильно удерживаемых там женщин и расправиться с главным возбудителем шахского спокойствия Мирзой-Якубом, уроженцем Эриванской области армянином Маркаряном.

В следующем послании он добавлял: «Аббас-Мирза показался мне истинно огорченным всем случившимся в Тегеране, ибо знает, что по ту сторону Кафланку все его ненавидят и он без пособия России никогда не может быть Шахом… Аббас-Мирза говорит, что он готов объявить войну Турции, если только это будет приятно Императору».

Отзыв dmitrij 18.07.2012

Когда Мальцов узнал о том, что его назначили генеральным консулом в Тавризе вместо неожиданно покинувшего город Амбургера, он обратился с частным письмом: «Из донесений моих, — писал он Паскевичу, — Ваше Сиятельство усмотреть изволите, que j’ai joue ruse pour ruse avec les Persans (что я отвечал хитростью на хитрость персиян (фр.). — Прим. Ю. Х.) — и этим только сохранил я жизнь свою. Теперь нахожусь я на почве, осененной неизмеримым крылом двуглавого российского орла и говорю сущую правду своему начальству: этого персияне мне никогда не простят, и за все, что случится для них неприятного, будут питать личную злобу на меня».

Он просил Паскевича заступиться за него перед вице-канцлером и не возвращать к прежней работе, а по возможности подыскать «какое-нибудь секретарское место при одной из европейских наших миссий».

Гибель русского посланника в Тегеране резко изменила политическую ситуацию в регионе.

Уже 23 февраля 1829 года граф Паскевич сообщал вице-канцлеру Нессельроде в Петербург: «Дерзость турок и ныне простирается уже до того, что отряд их войск, пробравшись из Арзрума в Ахалцихский пашалык, невзирая на суровость зимы и непроходимые горные дороги, возмутил жителей разных санджаков и в числе от 12 до 15 тысяч человек с четырьмя пушками и мортирою явился в 20 верстах от Ахалциха и намеревался атаковать сей город.

С другой стороны, ужасное происшествие, случившееся с Полномочным Министром нашим в Персии г. Грибоедовым, о ком имел я честь известить Ваше Сиятельство в депеше № 18, угрожает войною с сею последнею Державою, ибо если ни Шах, ни Аббас-Мирза не участвовали в злодейском с г. Грибоедовым поступке, то несчастный сей случай, объясняя, до какой степени простирается буйство и неистовство персидской черни, показывает, сколь легко может вспыхнуть в Персии всеобщая революция противу тамошнего Правительства, если же оная случится, то, конечно, и наши границы не останутся неприкосновенными.

Теперь, когда обстоятельства столь разительно изменились не в пользу нашу, я решаюсь испрашивать не более как тех же самых подкреплений, о коих ходатайствовал прежде…»

Сообщения о приготовлениях в отдельных провинциях к войне против русских, а также намерения помочь туркам в их войне с Россией не могли не беспокоить Паскевича. Поэтому донесение Мальцова, в котором «усматривалась» непричастность шаха и его наследного принца к трагическим событиям, произошедшим в Тегеране, определили позицию генерала и дальнейший план действий. Главным в нем являлось предотвращение войны на два фронта: с Персией и Турцией.

Отзыв dmitrij 22.07.2012

Паскевич считал необходимым заручиться мнением самого государя, а не действовать самостоятельно в этой внезапно обострившейся и без того сложной обстановке. В конце марта главноуправляющий в Грузии наконец-то получил ответ от вице-канцлера. В нем Нессельроде излагал реакцию Николая I на трагические события и условия примирения сторон: «Ужасное происшествие в Тегеране поразило нас до высочайшей степени. Отношение вашего Сиятельства ко мне по сему предмету Государь Император изволил читать с чувством живейшего прискорбия о бедственной участи, столь внезапно постигшей Министра нашего в Персии и всю почти его свиту, сделавшихся жертвою неистовства тамошней черни. Достоинству России нанесен удар сильный, он должен быть торжественно изглажен явным признанием верховной Персидской власти в совершенной ей невиновности по означенному случаю.

При сем горестном событии Его Величеству отрадна была бы уверенность, что Шах Персидский и наследник Престола чужды гнусному и бесчеловечному умыслу, и это сие происшествие должно приписать опрометчивым порывам усердия покойного Грибоедова, не соображавшего поведение свое с грубыми обычаями и понятиями тегеранской черни, а с другой стороны, известному фанатизму и необузданности сей самой черни, которая одна вынудила Шаха в 1826 году начать с нами войну…»

Далее вице-канцлер сообщал Паскевичу согласие государя на приезд в Петербург либо Аббас-Мирзы, либо сына его с извинительным письмом от шаха в качестве единственного шага, «дабы в глазах Европы и всей России оправдать Персидский двор». Решение об отсрочке платежа 9-го и 10-го куруров, о которой так настаивал в свое время Грибоедов, Николай I предоставлял принять самому Паскевичу.

Ни сам вице-канцлер, никто другой из чиновников, ни тот же Паскевич не обмолвились и словом, в какие жесткие условия поставили Грибоедова, требуя от него неукоснительный сбор денежных средств, не считаясь с возможностями персиян и не соглашаясь с отсрочкой или со смягчением условий контрибуции. Так и не дождавшись приемлемых советов и решений, Грибоедов вынужденной несговорчивостью навлек на себя негодование персидской стороны.

Состояние же самого Паскевича можно было понять. Злодеяние, свершившееся в Тегеране, требовало отмщения, но сложившаяся обстановка, когда войска вели войну с Турцией, не позволяла ему ввергнуться в пределы другой страны без достаточного подкрепления.

Шахский двор тоже пребывал в большом замешательстве: с одной стороны, ожидая отмщения России, а с другой _ хотя и желал угодить северному соседу, все же боялся предпринять суровые меры против подстрекателей и виновников убийства русского посланника, чтобы не восстановить против себя мусульманское духовенство и не спровоцировать очередной народный бунт.

Некоторую ясность в намерения и действия персидской стороны вносит содержание письма министра иностранных дел Мирзы-Абдул-Хассан-хана к английскому посланнику, который выразил в ноте протеста свое крайне отрицательное отношение к произошедшим в Тегеране кровавым событиям.

Отзыв dmitrij 31.07.2012

В нем сообщалось, «что после внезапного и горестного убиения Российского Посланника Его Величество Шах в сердце своем положил непременное намерение наказать всех виновников и причастных к сему делу и ожидал только возвращения сына своего Рюхне Довлета, который по прибытию сюда представлением своим ускорил исполнение сего Шахского намерения выслать из Тегерана Муджтехида-Мирзу-Масиха, который собирал черный народ и приводил оный в волнение. Чернь хотела противиться выезду Муджтехида и произвести бунт в столице, но мы, всеусердные слуги Шахского Величества, старанием своим успели рассеять народные сборища и сокрушить все буйные замыслы… Поверьте, почтеннейший благоприятель, — завершал свое письмо министр, — что Шах слишком высоко ценит дружбу России, чтобы оставить без внимания должного сей Державы удовлетворение…»

В начале мая стало известно о согласии шаха послать своего внука Хозров-Мирзу в Петербург с официальными извинениями по поводу случившегося, и тогда Паскевич сразу же отправил в Тавриз князя Кудашева, который передал Аббас-Мирзе письмо, объясняющее причину выезда своего адъютанта навстречу Хозров-Мирзе: «дабы тем успокоить Родительское сердце Ваше и доказать вашему Высочеству, что я не упускаю из виду все то, что может послужить и спокойному следованию пути сына вашего, и тем доказать вам истинную мою приверженность».

От молодой Нины Грибоедовой старались всячески скрыть истину. Роман Чавчавадзе, приехавший в Тавриз, сумел убедить ее в том, что Грибоедов жив, и вселил в нее призрачную надежду. Ему даже удалось уговорить ее выехать в Тифлис, якобы по просьбе самого мужа, который собирался следом за ней вернуться домой.

Между тем весь Тифлис пребывал в трауре, и утаивать дальше такую ошеломляющую новость становилось невозможным. Сама же Нина в письме к жене английского посланник а 22 апреля 1829 года делилась своими переживаниями после возвращения в Тифлис: «Через несколько дней после моего приезда, тяжелых дней, проведенных в борьбе с тоской, охватившей меня, в борьбе с неясной тревогой и мрачными предчувствиями, все более раздиравшими меня, было решено, что лучше сразу сорвать покрывало, чем скрывать от меня ужасную правду. Свыше моих сил пересказывать вам все то, что я перенесла; я взываю к вашему сердцу любящей супруги, чтобы вы смогли оценить мою скорбь, я уверена, что вы поймете меня: мое здоровье не могло противостоять этому ужасному удару. Переворот, произошедший во всем моем существе, приблизил минуту моего избавления. Опустошен ная душевными страданиями более, нежели страданиями физическими, лишь через несколько дней я смогла принять новый удар, который мне готовила судьба: мой бедный ребенок прожил час, а потом соединился со своим несчастным отцом — в мире, где, я надеюсь, будут оценены и их достоинства, и их жестокие страдания. Однако его успели окрестить, ему дали имя Александр в честь его бедного отца».

А в марте, когда весть о гибели Грибоедова долетела до России, его оплакивали и Петербург и Москва. «Смерть, постигшая его посреди смелого, неравного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна», — так написал А. С. Пушкин спустя несколько лет после случившегося в «Путешествии в Арзрум».

Отзыв dmitrij 31.07.2012

1 мая на Джульфинскую переправу конный эскорт из 50 персидских сарбазов во главе с офицером шахской охраны перевез тело убиенного полномочного российского министра Александра Грибоедова, чтобы передать его российской стороне. Навстречу им к переправе были посланы из Аббас-Абада православный священник и один батальон Тифлисско го пехотного полка с двумя полевыми орудиями. Среди тех, кто встречал тело Грибоедова, были генерал-майор Мерлини, полковник Эксан-хан, Андрей Амбургер, Роман Чавчавадзе, Петр Григорьев и другие.

«Когда мы встретили тело, батальон выстроился в два ряда. Гроб, содержавший бренные останки покойного Грибоедова, — докладывал Амбургер в письме Паскевичу, — находился в тахтиреване, сопровождаемом 50-тью конными, под начальством Келб-Али-султана, который остановился посередине. Когда вынули гроб из тахтиревана и уверились, сколько возможно, что он содержит тело покойного министра, отдали ему воинскую честь и отпели вечную память…»

Со слов Д. А. Смирнова, собирателя сведений о поэте и автора «Биографических известий о Грибоедове», известно, что сестра покойного Мария Сергеевна уверяла, что узнать его между мертвыми не было возможности, а потому якобы «в гроб положили первого попавшегося и с разными почестями привезли в русские владения».

Эту версию совершенно опровергает вдова Грибоедова. «Слухи, дошедшие до Марии Сергеевны, что тело А. С. (Грибоедова) не было найдено, несправедливы, — отвечала она в письме тому же Смирнову от 7 мая 1847 года. — Я знаю от людей верных, которые сопровождали его гроб, что тело его доставлено в Тифлис. Правда, говорили, что по лицу узнать его было нельзя, но он был узнан по мизинцу, сведенному от раны на дуэли».

Отдавая распоряжения по организации похорон, генерал Паскевич, находившийся в действующей армии на территории Турции, писал: «Поручаю сделать распоряжение, чтобы оное встречено приличной сану покойного почестью и с равной почестью предано земле в Тифлисе же, в церкви святого Давида…»

На этом месте настаивала Нина, выполняя тем самым волю своего покойного супруга.

Погребение назначили на 18 июля 1829 года, а отпевание решили провести в Сионском соборе, где несколькими месяцами ранее венчались влюбленные.

Рядом с облаченными в траур вдовой и ее родственниками находились военный губернатор Тифлиса генерал-адъютант Стрекалов, недавно назначенный на эту должность вместо внезапно скончавшегося генерала Сипягина, гражданский губернатор и коллега покойного по экономическим проектам Завилейский, генералы, офицеры и почетные жители Тифлиса. Кафедральный собор не смог вместить всех желающих присутствовать на панихиде, которую совершал сам экзарх Грузии, митрополит Иона.

Отзыв dmitrij 08.08.2012

Казалось, все население города вызвалось проводить в последний путь «русского зятя». В скорбном молчании, с горестными лицами шли они за гробом покойного. Все самое высшее и благородное сословие наряду с обычными горожанами участвовало в этой печальной процессии, отдавая последний долг поэту, министру-посланнику и мужу княжны Нины Александровны Чавчавадзе.

В книге записей Сионского собора, в части третьей об умерших в 1829 году и зарегистрированных тифлисским кафедральным Успенским собором, существует и поныне дата погребения Александра Сергеевича Грибоедова: 18 июля, а в графе «Кто, какою болезнью помер» значится: «Убит персиянами в Тегеране».

Матери и вдове покойного было выделено единовременное пособие в размере 60 тысяч рублей за причиненный ущерб. Самой же вдове назначили пожизненную пенсию в 5 тысяч рублей ассигнациями.
ПРИМИРЕНИЕ СТОРОН

Вице-канцлера Нессельроде помимо опасений, о которых высказывался Паскевич, волновали прерванные из-за неожиданного отъезда в Нахичевань генерального консула Амбургера сношения с Персией в тот самый неподходящий момент, когда мир с такой крупной южной державой особенно был необходим. В конце марта 1829 года в Петербурге решили отправить в Персию генерал-майора Долгоруко ва. В инструкции от 5 апреля, составленной в МИДе России для нового посланника, отмечалось, что «бедственная смерть нашего министра в Тегеране причинила вредную обстановку в приязненных сношениях наших с сею Державою, между тем как ныне дружба ея особенно нужна для нас по военным обстоятельствам с Оттоманской Портою».

Петербург остановил свой выбор на личности князя Долгорукова потому, что в последнюю Персидскую кампанию генерал-майор лично познакомился с наследником престола Аббас-Мирзой и в некоторой степени приобрел его благосклонность.

В первых же донесениях Долгоруков сообщал вице-канцлеру в Петербург о том, что уже знал Паскевич: о тех действиях, которые предпринял старший сын шаха Рюхне Довлет. «Давно обещанное наказание виновников катастрофы, постигшей посольство в Тегеране, наконец, состоялось, — писал он графу Нессельроде. — …Шах приложил все свое старание к поимке тех, кто участвовал в избиении чиновников нашего посольства.

Более 1500 из них понесли, наконец, должное за их преступление кару: одних казнили смертью, другим рубили руки или резали носы и уши, около тысячи семейств прогнаны из Тегерана; кроме того, приняты строжайшие меры к поимке виновных, которые искали спасения в бегстве из столицы…»

Главный же подстрекатель персидской черни городской духовник аятолла Мирза-Масих -Муджтехид, несмотря на протесты мусульманского духовенства, в том числе и просителей из Исфагана, был с позором изгнан из страны и нашел приют в Карбеле — священном городе мусульман-шиитов в Азиатской Турции.

После завершения переговоров Хозров-Мирза со своей многочисленной свитой направился в Петербург с извинительными письмами к российскому императору от Фетх-Али-шаха и наследного принца Аббас-Мирзы и с подарками царскому двору.

Отзыв dmitrij 11.08.2012

Одно из шахских напутствий внуку перед его отъездом — навестить в Москве по пути следования в российскую столицу мать убиенного посланника Настасью Филипповну Грибоедову и просить у нее извинения.

В знак примирения Хозров-Мирза преподнес Николаю I загадочной формы и невиданных размеров алмаз «Шах», на гранях которого имелись превосходно выполненные арабской вязью надписи, первая из них датирована 1591 годом от Рождества Христова.

Лишь в середине октября 1829 года Хозров-Мирза со свитой покинул Петербург и отправился обратно в Персию, увозя надежду на долгий мир.

Та помпезность, с которой Хозров-Мирзу встретили в российской столице, нужна была России, чтобы еще более заручиться дружбой с недавно поверженным противником и обеспечить тем самым его нейтралитет в русско-турецкой войне. Смерть русского посланника оказалась лишь разменной монетой в политической игре. В ответном письме императора Николая I к наследному принцу Аббас-Мирзе сообщалось: «Мы надеемся, что принятие принца Хозров-Мирзы в Государстве Российском и почести, кои Ему были оказаны во время его пребывания здесь, Монаршее Наше доброжелательство к Государю Персидскому… Между тем, как для восстановления доверия и для водворения взаимной дружбы, для Нашего Государства необходимо соединиться с Нами узами приязни.

Мы со вниманием прочли извинения, изъявленные в полученном письме Вашем, и желая доказать наше расположение, Мы согласились на то, чтобы платеж двух курур, кои вы по Трактату обязались заплатить нам, был отсрочен еще на пять лет…»

Запоздалая просьба полномочного министра-посланника Александра Грибоедова смягчить, отсрочить уплату оставшихся двух куруров наконец была удовлетворена, а затем долг и вовсе простили.

Получив через князя Долгорукова высочайшую грамоту императора российского, предающую забвению трагический инцидент и примиряющую две соседствующие на юге державы, наследник престола Аббас-Мирза поспешил с ответом: «…Я до такой степени обрадован и утешен щедротами Вашего Величества и благосклонностью Вашею, столь осчастливлен и возвышен при Дворе Персидского Государства и других стран света, что не в силах описать и объяснить… В Высочайшей Грамоте Вашего Величества подтверждено, что Правительство Персидское не участвовало в несчастии, случившемся с прежним посланником, то я считаю долгом воздать хвалу Богу за то, что истина открыта взорам Вашего Величества».

Юрий ХЕЧИНОВ.http://nauka.relis.ru/24/0311/24311116.htm

Отзыв dmitrij 12.08.2012

Официальную автобиографию любой может прочитать, набрав в поиске фамилию Грибоедов. А вот следующее встречается пореже.

Александр Грибоедов: гибель посла империи. Автор:
Константин Кудряшов

Этот человек оставил после себя одну комедию, два десятка стихотворений, мирный договор, глубокое почтение армянского народа и самую, пожалуй, жуткую сцену в русской литературе.

А именно — у Пушкина, в «Путешествии в Арзрум»: «Откуда вы? — спросил я их. — «Из Тегерана». — «Что вы везёте?» — «Грибоеда»

Он родился 15 января. Это, пожалуй, единственная точная дата, связанная с появлением на свет будущего классика Александра Сергеевича Грибоедова. Уже с этого самого момента история его жизни наполнена загадками и тёмными тайнами. Дело в том, что даже год рождения определить затруднительно. На памятниках и в энциклопедиях обычно указывают 1795 г. И в этом случае мы сейчас отмечаем не совсем круглый, но всё же юбилей блестящего вундеркинда, который поступил в Московский университет в 11 лет, закончил его в 15, в 21 год начал писать свою гениальную комедию «Горе от ума». Однако есть сведения, что Грибоедов родился на пять лет раньше, в 1790 г. Тогда стоит почтить вполне круглую годовщину рождения человека скрытного, дерзкого, талантливого, но весьма циничного. Что из всего этого правда? Пожалуй, можно склониться к тому, что второй Грибоедов всё-таки более достоверен.
Гусар с бутылкой?

Начнём с того, что Александр Сергеевич не мог родиться 15 января 1795 г., поскольку 13 января того же года на свет появился его младший брат Павел, о чём есть запись в метрической книге московской церкви Успения на Остоженке. Собственно говоря, и сам классик это признал, но только в 1818 г. Тогда ему присвоили чин титулярного советника, который давал право на потомственное дворянство. А до этого огласка года рождения автоматически делала писателя незаконнорождённым, лишённым всех прав дворянина. Ведь его родители поженились только спустя полтора года после того, как у них появился ребёнок. Самое интересное, что при венчании вопрос о смене фамилии даже не стоял — и невеста, и жених прописывались по паспорту Грибоедовыми. Так как мать классика приходилась его отцу… троюродной тётей…

Дальше всё сходится — и учёба в университете, и война с Наполеоном, и служба в Дипломатическом корпусе, и написание «Горя от ума», и женитьба на мегрельской княжне Нино Чавчавадзе… Нет, всё-таки сходится не совсем всё. Биографы, как правило, упоминают о том, что «в грозу Отечественной войны 1812 г. Александр Грибоедов вступил в Московский гусарский полк графа Салтыкова, чтобы сражаться с армией Буонапартия». Каковы были сражения этого полка, можно узнать из донесений владимирского губернатора Супонева. Вот как полк отступал вглубь России: «В кабаках били окна, и двери, и стёкла, вино таскали в вёдрах, штофах, полуштофах, манерках и кувшинах. Всё, что там ни находили, брали себе без денег. Всего по городу и уезду в питейных домах и подвалах разграблено вина, водок, и стеклянной разной казённой посуды на 21 099 рублей». Учитывая цену денег (корова тогда стоила около 5 рублей), неудивительно, что «гусарский корнет Грибоедов заболел и остался во Владимире».

Странное дело — с гусарами в нашей литературе прочно ассоциируются Денис Давыдов и Михаил Лермонтов, но уж никак не Грибоедов. С дуэлями — Пушкин и Михаил Лермонтов, но опять-таки ни разу не Грибоедов. А тем не менее он всех их опередил! И в гусарстве, и в поединках. Хотя бы потому, что кавказская дуэль 1818 г. для него закончилась относительно успешно. Его противник, известный забияка Якубович, хотя и целил Грибоедову в живот, но попал в кисть левой руки. Якубович был рад и тому: «По крайней мере играть перестанешь!» — опыты Грибоедова с фортепианными вальсами уже тогда были известны. Будущий автор «Горя от ума», а ныне секретарь персидской миссии, ценя свой статус и не желая рисковать, хладнокровно целил в голову. Но промахнулся — «пуля прошла между ухом и шеей».

Отзыв dmitrij 15.08.2012

Дипломат без пушек

Об этой дуэли говорят скупо, о «гусарских подвигах» Грибоедова и вовсе предпочитают молчать. Единственное, о чём говорят с охотой, — о гибели статского советника, министра-резидента, а по-нынешнему — полномочного посла Грибоедова. Чин этот он получил за участие в составлении Туркманчайского мирного договора 1828 г., согласно которому армяне, жившие под тяжёлым гнётом персов, получили право переселиться в пределы Российской империи. Те же армяне, кого задерживали, могли рассчитывать на Грибоедова. Вот что он писал себе в качестве памятки для дипломатической работы в Иране: «На словах и в переписке не сохранять тона умеренности — персияне его причтут к бессилию. Угрожать им бунтом за бунт. Угрожать, что возьмём все их провинции в Южном Азербайджане». И главное: «Условия предварительных соглашений — уплата немедленно наличной суммы, возвращение всех наших пленных и тех, кто согласен принять российское подданство». Под последними как раз и понимались армяне. Ну а наличная сумма исчислялась 20 млн рублей. Неслабо?

А персы были готовы платить и больше. Но тут Грибоедову не повезло — под его защиту встали не только армянки, насильно взятые в гарем персидского шаха, но и армянин Мирза-Якуб, который «много лет был казначеем и главным евнухом, знал все тайны гарема и семейной жизни шаха и мог огласить их». Вот тогда в Тебризе, где находилась русская миссия, случился бунт. Но Грибоедов, чётко соответствуя своим памяткам, ответил на него как должно. Впрочем, причины его ответа кроются, как кажется, не в сфере дипломатии, а в литературе.

Комедия Грибоедова «Горе от ума». Бич для школьников, услада для литературоведов и историков, а для нормальных русских людей — источник вроде как народной мудрости: «Служить бы рад, прислуживаться тошно», «А судьи кто?», «И дым отечества нам сладок и приятен!» или того пуще: «Свежо предание, а верится с трудом!» Говорят, что именно она стала причиной смерти Александра Сергеевича в далёкой Персии. Вот подлинные слова московского актёра Щепкина: «Грибоедов мог спастись, но, давно обуреваемый болезненным самолюбием и не умея создать ничего равного гениальному «Горю», давно мечтал о смерти и сам бросился в толпу мятежников и погиб, нисколько не сопротивляясь».

Один из первых классиков русской литературы стал первым из запрещённых авторов. «Горе от ума» впервые без купюр было издано только в 1862 г. — спустя 33 года после его гибели. А до этого Грибоедов был одним из самых дерзких диссидентов — его комедия переписывалась от руки и разошлась по России в количестве 45 тыс. экземпляров. А бессмертный автор басни про Ворону и Лисицу Иван Андреевич Крылов сказал юному стихотворцу: «Этого цензоры не пропустят».

Его убили не на дуэли. И здесь даже не было самоубийства… Его растерзали как посла Империи. Империи, интересы которой он защищал до последнего вздоха.

http://www.aif.ru/politic/article/32131

Отзыв dmitrij 16.08.2012

Автор: Юрий Москаленко
Как А. С. Грибоедов ценой жизни убедился в том, что «Миссия невыполнима»?

1 февраля 1829 года (по новому стилю), 180 лет назад, в далеком Тегеране случилось событие, которое лишило русскую литературу одного из самых талантливых ее представителей – Александра Сергеевича Грибоедова. Блестящий драматург, успевший написать несколько пьес, обессмертил свое имя одной из них – «Горе от ума», пал от рук персидской взбунтовавшейся толпы.

Известие об этом принес единственный уцелевший после кровавой резни секретарь русского посольства Мальцов. В Москву оно поступило только в марте, а гроб с телом погибшего дипломата было доставлено в Тифлис только в начале мая. Не очень известный факт: в Гергерах гроб встретил тезка погибшего – Александр Сергеевич Пушкин – и молча поклонился праху погибшего драматурга…

Почему же Персия оказалась столь жестокой к русскому посланнику? Можно было ли избежать трагедии, не доводя дело до смертоубийства? До надругательства над уже бездыханными телами? Доподлинно известно, что Грибоедова сумели опознать только по изувеченному после выстрела Якубовича на дуэли мизинцу левой руки…

Все начиналось просто прекрасно

А ведь поначалу эта древняя страна встретила Александра Сергеевича если и не с распростертыми объятиями, то вполне благожелательно. Случилось это в далеком 1817 году, когда молодой чиновник коллегии иностранных дел был определен секретарем персидской миссии в Тавризе (по-персидски – Тебриз), город, где по легенде располагался библейский Эдем.

Грибоедов был весьма образованным молодым человеком (тогда ему было всего 22 года). Он в совершенстве знал немецкий, французский, итальянский и английский языки, понимал, но говорил с акцентом на латыни. Стоит ли говорить, что в течение нескольких месяцев Александр Сергеевич освоил и персидский язык, причем настолько, что начал читать персидских философов и поэтов на языке оригинала.

Такое уважительное отношение к стране пребывания не осталось незамеченным. Молодой дипломат снискал особую благосклонность у принца Аббаса-Мирзы. Дело дошло до того, что принц сумел уговорить своего отца шаха наградить Грибоедова персидским орденом Льва и Солнца II степени.

И, наконец, именно в Персии у Александра Сергеевича родился замысел его бессмертной комедии. За четыре года на чужбине он очень стосковался по Москве, Санкт-Петербургу, и однажды, когда он заснул в небольшой беседке в саду, ему приснился дивный сон. Он возвращается на родину, приходит к девушке, на благосклонность которой рассчитывает, и слышит грозный голос ее отца: «Петрушка, вечно ты с обновкой, с разорванным локтем!».

Проснувшись Грибоедов тут же взялся за перо. Пока сон окончательно не выветрился из памяти, драматург сделал первые наброски сюжетного плана своей будущей комедии. И начата она была тут же, в Персии, и когда пьеса завладела всем его существом, дипломату удалось истребовать у начальства четырехмесячный отпуск. Драматург поставил окончательную точку в пьесе, находясь в Тифлисе. Но, приехав в Москву и позже в Санкт-Петербург, быстро обнаружил, что некоторые его взгляды на «московское общество» безнадежно устарели. Так что пришлось снова засесть за пьесу и вносить определенные коррективы.

В том же году Александр Сергеевич написал рапорт с прошением уволить его из миссии. Так закончился его первый персидский этап.

Отзыв dmitrij 19.08.2012

Второй поход за славой

Новое появление Грибоедова в Персии произошло без всякого преувеличения в иезуитских обстоятельствах. В 1826-1828 годах Россия воевала с Персией, и эта война завершилась подписанием Туркманчайского договора 22 февраля 1828 года. Согласно ему, Персия обязалась выплачивать контрибуцию Российской империи, и в коллегии иностранных дел вспомнили, что Грибоедов в сове время был очень дружен с принцем. А раз так, то трений по поводу выплаты будет меньше.

Восток – дело тонкое. Узнав, что русская миссия во главе его давнего друга Грибоедова в составе 30 человек под охраной 16 кубанских казаков направляется в Тегеран, наследный принц Аббас-Мирза прислал 15 чистокровных скакунов. А принц Абдул-Мирза, подарил скакуна самому Грибоедову, а также поменял 15 уставших лошадей на свежих.

Очень почтительно встретил русскую миссию 27 января (по новому стилю) 1829 года и шах Персии. Грибоедову он вручил орден Льва и Солнца I степени, его чиновникам такие же ордена II степени, простым казакам – золотые медали. Ничто не предвещало трагедии…

Есть особые обстоятельства…

Но события развивались слишком стремительно. Вскоре в наше «посольство» под покровом ночи прорвался один человек по имени Мирза-Якуб, который признался в том, что служил в ханском гареме главным евнухом, сбежал оттуда и просит политического убежища. Этикет требовал от посланника не отказать в этой просьбе. Хотя с другой стороны он понимал, что шила в мешке не утаишь, и этот поступок вызовет гнев у шаха.

Второе обстоятельство, которое повлияло на ситуацию: выплата контрибуции. Персия была разорена войной и не могла заплатить все сполна. Но Грибоедов был неумолим и ни на какие уступки не шел. Дело дошло до того, что наследный принц Аббас-Мирза, чтобы расплатиться, был вынужден даже срезать все алмазные пуговицы с халатов жен своего гарема. Посланник эти пуговицы получил, но потерял единственного в этой стране союзника и друга.

Третье обстоятельство, которое не могло не сказаться: Грибоедов был уже далеко не тот восторженный юноша, каким он приехал в Персию 12 лет назад. Тогда он разговаривал со всеми с позиции равенства, сейчас же вынужден был разговаривать с позиции силы, что явно не понравилось гордым персам. Причем, неуважение дошло до того, что даже в разговоре с ханом Александр Сергеевич начал позволять себе неуважительный тон.

Четвертое обстоятельство – у Грибоедова был личный враг – первый министр Алаяр-хан, зять великого хана, противник сближения с Россией. Он даже не старался прикрыть свою вражду по отношению к главе русской миссии. Хотя, не исключено, что действовал по указке тестя. Почему бы с гяуром не поиграть в «доброго» и «злого» следователя?

И, наконец, последняя капля, которая переполнила чашу терпения иранцев. Грибоедов потребовал выдачи ему двух русских женщин, которых захватил Асиф-ед-Довлет и содержал в своем гареме. Женщин обратили в ислам, и они уже находились под защитой главы исламского государства. И, тем не менее их привезли в посольство. По идее, их надо было разместить где-то в мусульманском доме, а так они оказались под одной крышей с неверными, да еще молодыми мужчинами. Неудивительно, что по Тегерану расползлись слухи, что над женщинами надругались…

Отзыв dmitrij 19.08.2012

Воспользовались моментом

Все это и привело толпу к зданию русского посольства. А дальше события развивались так. Грибоедов отдал приказ – выстрелить в фанатиков холостыми патронами. Залп произвели. Но тут оказалось, что один из персов свалился замертво. Скорее всего, его «подрезал» кто-то из своих. Но окровавленное тело тут же потащили в мечеть, где раздался призыв смыть кровь правоверного кровью его врагов.

Казаки отбивались до последнего патрона. Но силы были слишком неравные. Всего было убито 37 членов миссии и 19 иранцев. Единственный оставшийся в живых секретарь Мальцов был с утра послан Грибоедовым к хану. Благодаря этому он и спасся.

Тело Александра Сергеевича разъяренная толпа несколько дней таскала по улицам Тегерана, а потом свалили в яму, где уже лежали тела всех убитых. И только спустя несколько месяцев его разрешили эксгумировать и вывезти в Тифлис.

Смерть – как разменная монета

А теперь коротко о дальнейшем развитии событий. Хан оказался настолько «опечален» гибелью русской миссии, что послал в Санкт-Петербург своего внука в качестве главы делегации с просьбой «замять конфликт». Тут внуку хана и показали письмо, которое якобы, только-только пришло от Александра Сергеевича Грибоедова, с просьбой смягчить бремя долга для персов. России нужен был союзник в борьбе с Турцией, и этот долг вскоре был вообще прощен. Так что драматург стал, по сути, разменной монетой.

Его юной вдове, 16-летней Нине Чавчавадзе, о смерти мужа решили не говорить, так как она была беременной. Об этом ей сообщили уже после того, как тело ее супруга привезли в Тифлис. От расстройства у вдовы начались преждевременные роды…

Она поставила на его могиле часовню, где воздвигла памятник, на котором написала такие строки: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской; но для чего пережила тебя любовь моя?».

Нина Александровна пережила мужа на 28 лет и умерла в 1857 году от холеры. Она погребена рядом

http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-25164/

Отзыв dmitrij 19.08.2012

А вот еще такая штука -
Грибоедова убили из-за жен персидского шаха

По случаю годовщины гибели Грибоедова корреспондент газеты Speed-Инфо отправился в Иран, где ему удалось выяснить неизвестные подробности, при которых погиб русский писатель и дипломат.

В городе Язд репортер встретился с 65-летним иранцем по имени Парвиз Хусейни-Барари, который утверждает, что является потомком (праправнуком) Александра Грибоедова. Парвиз, говорящий по-русски, написал книгу о своем великом предке, которая должна выйти в Иране в ближайшее время.

По его словам, прапрадед был «большим шалунишкой». В Персии он продолжал «шалить», плевал на обычаи, не снимал калоши во дворце шаха и откровенно пользовался женщинами, говорит Парвиз.

В книге Парвиз описывает эпизод со своей прапрабабушкой, Нилуфар, женой шаха, у которой, как он утверждает, была связь с Грибоедовым. Парвиз говорит, что Фатх Али Шах стремился задобрить посла и устраивал ему «ночи любви».

«15 октября 1828 года Александр Сергеевич пришел на аудиенцию к шаху. Но Фатх Али улыбнулся: не угодно ли расслабиться? В покоях на коврах, плавно изгибаясь, вибрировала бедрами тоненькая наложница Нилуфар. На ее щиколотках в такт музыке позвякивали браслеты. Александр и не заметил, когда удалился шах. Уж больно девушка напоминала жену Нину: те же черные глаза, тонкие брови. Даже возраст — 16 лет. Вот только беременная Нина осталась в пограничном Табризе. Подойди, милая… — Александр коснулся талии Нилуфар, похожей на стебель эсфанда. Девушка, изогнувшись, встала на колени, и совсем рядом он увидел ее детскую шейку с бьющейся синей жилкой и нежную грудь. А слуги все подносили блюда с пахлавой, фруктами, дынями…»

В своем труде Парвиз описывает не совсем лицеприятные подробности жизни представителей России в Тегеране: «Молочный брат Грибоедова Александр Дмитриев и слуга Рустам-бек затевали пьяные драки на базарах, устраивали оргии в посольстве, хватали девок, приличных персиянок и насиловали. К тому же посольские здорово пили. Как-то, захмелев, Грибоедов прижал к себе Нилуфар: — Хочешь уйти из гарема

Отзыв dmitrij 21.08.2012

О трагических событиях, предшествовавших гибели Грибоедова, Парвиз повествует следующим образом:

«1 января 1829 года в дверь русской миссии в Тегеране постучали: Я — Мирза-Якуб, армянин. Много лет назад меня оскопили, отправили в гарем к шаху. Хочу вернуться на родину. Я буду полезен, знаю много секретов. Бледная Нилуфар стояла рядом: О, прошу, мой господин! С нами еще Мариам, Ширин, Эльназ…Грибоедов понимал: вывезти с собой такого шпиона, как Мирза-Якуб, — это подарок самому Николаю I. Но главное… Нилуфар! Оставить! Всех оставить в посольстве! — скомандовал он. Утром женщин повели в баню. Пока Нилуфар нежилась в опочивальне Грибоедова, Сашка с Рустам-беком заваливали шахских жен прямо на горячие лавки. Весть, что в русском посольстве бесчестят жен Фатх Али Шаха, мгновенно облетела Тегеран, и к Грибоедову явился посланник из дворца: «Господин посол, вы обязаны вернуть женщин. Они его жены. Значит — собственность. Как и евнух Мирза-Якуб!»

На требование посланника Грибоедов ответил резким отказом, а 30 января (11 февраля) толпа взбешенных мусульман ворвалась в посольство и отбила женщин».

Что касается Нилуфар, то, по словам Парвиза, она бежала из гарема. Скиталась по деревням и затем родила сына от Грибоедова — Резу.

Парвиз сожалеет, что нет возможности провести генетическую экспертизу. Дело в том, что останки Грибоедова захоронены в Тбилиси в монастыре святого Давида и об эксгумации не может быть и речи.

«В России так и не поняли, за что расправились с посланником», — говорит Парвиз. «Все свалили на политику. А причем здесь она? Ищите женщину!», — заключает он.

http://www.newsru.com/russia/10feb2006/gribok.html

Отзыв dmitrij 22.08.2012

Кто убил Грибоедова? — газета «Петербургский дневник»

Недавно знаменитый кинорежиссер Никита Михалков объявил, что он собирается снять художественный фильм о Грибоедове. Причем намерен показать, что этот великий русский поэт был убит в результате заговора, организованного при участии министра иностранных дел России, а на самом деле «английского шпиона» графа Нессельроде. Любопытно, что именно Нессельроде, а точнее – его салон в Петербурге, был причастен к смерти и другого великого русского поэта Александра Пушкина.

Из школьных учебников истории мы знаем, что Грибоедов был убит в Тегеране «разъяренной толпой», которая неожиданно ворвалась в посольство России, растерзала посла и всех остальных членов российской миссии. Уцелел только один – советник Мальцев. Как полагают историки, именно он и сочинил потом под давлением иранских властей неверную версию событий, которая пошла гулять по страницам исторических книг. Мол, Грибоедов был сам неосторожен, вел себя «вызывающе», вот почему «возмущенные фанатики» и убили российского посланника.

Отстреливался до конца

Как же все было на самом деле? Поэт ехал в Тегеран с печальными предчувствиями. «Не поздравляйте меня с этим назначением, – сказал он своему другу Жандру. – Нас там всех перережут».

Грибоедов был не только гениальным драматургом, его «Горе от ума» не сходит с подмостков российских театров до сих пор. Он имел задатки талантливого композитора, был одним из самых образованных людей своего времени, окончил Московский университет, владел французским, английским, немецким, итальянским, греческим, позднее освоил арабский, персидский и турецкий языки. После службы в армии поселился в Петербурге, где поступил в коллегию иностранных дел.

Сначала Грибоедова в Тегеране встретили пышно. Но местные власти быстро убедились, что новый посол твердо и бескомпромиссно отстаивает интересы России, и тогда русский посланник превратился в человека, от которого надо поскорее избавиться. Однажды в посольство явился некий армянин Мирза-Якуб, евнух, более 15 лет служивший при гареме шаха казначеем. Он выразил желание вернуться в Армению и просил ему в этом помочь. Грибоедов, хорошо знавший нравы Востока, понимал, что иметь дело с персидским евнухом – наносить оскорбление шаху. Но не мог пренебречь встречей с Мирза-Якубом, поскольку тот регулярно поставлял конфиденциальную информацию о политике персидского двора. После этого на русскую миссию и было организовано нападение. Кстати, сам Грибоедов отбивался отчаянно. Он заперся в доме и ожесточенно отстреливался от озверевших нападавших, застрелив 18 из них. Но налетчики сумели разобрать крышу и ворваться в дом этим путем. Грибоедов был зверски убит, труп его обезображен.

Отзыв dmitrij 25.08.2012

Конечно, убийство посла и истребление всей дипмиссии, разгром посольства (всего были убиты 37 человек) – беспрецедентное событие, неслыханное оскорбление для царя. Россия, как это делалось в те времена, должна была немедленно объявить Персии войну. Однако сделать этого она тогда не могла. Империя уже вела тяжелую войну с Турцией и была не в состоянии развязать еще один вооруженный конфликт на Востоке. Иранский шах и его окружение это отлично понимали. Они сделали все, чтобы замять конфликт. Именно поэтому на уцелевшего Мальцева оказали давление, чтобы он представил версию о «толпе фанатиков». Мало того, персидский шах отправил в Петербург своего сына, который привез в подарок русскому императору уникальный алмаз «Шах» – 90 карат, желтого цвета и необычайной прозрачности. Таким образом, войны не случилось, а искусный дипломат, каким был Грибоедов, бескомпромиссно отстаивавший в Иране интересы России, был устранен.

Интересы Англии

За кулисами трагедии довольно потирали руки те, кому смерть Грибоедова была выгоднее всего, – английские разведчики и дипломаты. Англия смертельно боялась усиления растущего влияния России на Востоке и делала все, чтобы этому помешать. В Иране бал правила Ост-Индийская компания, которая ежегодно платила персидскому двору 800 тысяч золотом. Она же наладила в Персии широкую сеть своих агентов, которые были способны спровоцировать любой конфликт. Вероятно, именно эти агенты и организовали «гнев толпы», атаковавшей посольство. Генерал Паскевич, например, без колебаний усматривал в расправе над Грибоедовым интригу Ост-Индийской компании, представителем которой в Тегеране был собственно сам английский посол.

Граф Кисельвроде

Хуже всего было то, что англичане имели своих пособников и в России, в том числе и на самых верхах властной пирамиды империи. Среди них был, как теперь считают историки, и министр иностранных дел граф Карл Нессельроде. Немец по происхождению, он сумел втереться в доверие ко двору и много лет возглавлял внешнеполитическое ведомство России, искусно интригуя и тайно вредя ее интересам. Историки считают, что благодаря его интригам была cпровоцирована трагическая для русских Крымская кампания. «Графом Кисельвроде» назвал его позднее в одном из своих рассказов Лесков.

Великий русский поэт и сам выдающийся дипломат, как и Грибоедов, Федор Тютчев ненавидел Нессельроде, неустанно заявляя, что действия «графа Кисельвроде» направлены против России. Хорошо знакомый с хитросплетениями европейской политики, Тютчев понимал, что происки графа, так и не научившегося хорошо говорить по-русски, но сумевшего возглавить МИД России, являются частью более широких действий международных противников Российской империи. 8 апреля 1854 года, когда началась Крымская война, Тютчев записал: «Ну вот, мы в схватке со всей Европой, соединившейся против нас общим союзом. Союз, впрочем, неверное выражение, настоящее слово заговор…».

Отзыв dmitrij 30.08.2012

Разоблачая Нессельроде, поэт-дипломат написал в стихах, которые не были опубликованы при его жизни:

Нет, карлик мой! трус
беспримерный!
Ты, как ни жмись, как
ни трусь,
Своей душою маловерной
Не соблазнишь Святую
Русь…
Добавив в конце стихотворения четверостишие, имея в виду всю «английскую партию» в Петербурге:
Венца и скиптра
Византии
Вам не удастся нас
лишить!
Всемирную судьбу России –
Нет, вам ее не запрудить!

Известно, что именно благодаря стараниям Тютчева Нессельроде был в конце концов смещен со своего поста и министром иностранных дел России стал друг поэта князь Горчаков.

Против Пушкина

Жертвой интриг министра-шпиона стал не только Грибоедов. Его жена графиня Нессельроде содержала в Петербурге влиятельный салон. Там было запрещено говорить по-русски и яростно ненавидели Пушкина. Современники считали, что именно графиня Нессельроде явилась закулисным организатором создания подметного «диплома» на звание рогоносца, который послужил причиной дуэли и трагической гибели великого поэта. Это подтверждает и тот факт, что Нессельроде был ближайшим другом барона Геккерна, а француз Дантес, убивший Пушкина, являлся его дальним родственником. Партия врагов России вредила ей как могла, не только на поприще международной политики, она истребляла и ее самых талантливых сынов.

Андрей Соколов http://www.spbdnevnik.ru/?show=article&id=8026

Алмаз Шах — скрижали истории http://www.luxemag.ru/jewellery/1347.html

Отзыв dmitrij 01.09.2012

Вот такие версии смерти А.С.Грибоедова. Интересны ваши мнения по этому поводу.

Строчки из комедии «Горе от ума», вошедшие в поговорку

Счастливые часов не наблюдают.
Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.
А все Кузнецкий мост, и вечные французы…
Подписано, так с плеч долой.
Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног.
Где ж лучше? Где нас нет.
Что за комиссия, Создатель, быть взрослой дочери отцом!
Свежо предание, а верится с трудом.
Служить бы рад, прислуживаться тошно.
Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы; об них как истинный философ я сужу: мне только бы досталось в генералы.
Дистанции огромного размера.
А судьи кто?
Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали!
Герой не моего романа.
Чины людьми даются, а люди могут обмануться.
В деревню, к тетке, в глушь
Карету мне, карету!

Отзыв nikolaj 03.09.2012

По всему выходит, что основной причиной разгрома посольства стало то, что в нем приютили Мирза-Якуба и женщин. Хотя здесь история немного темная — все эти лица уже «прижились» в Персии, и трудно понять причины, по которым они стремились вырваться оттуда (стремление вернуться на родину, ествественно, основная версия, но в то же время должны были понимать, что на родине им будет непросто). Насколько можно понять, тут оказались задетыми личные интересы некоторых высокопоставленных людей Персии, а дальше уже можно только гадать — сами ли они собрали толпу, или кто-то из их приближенных решил выслужиться.
Что же касается действий А.С. Грибоедова как дипломата, то они вряд ли могли стать причиной нападения на посольство — он поступал в строгом соответствии с инструкциями, и шах, скорее всего, должен был понимать, что на его место придет другой, с точно такими же (если не более жесткими) инструкциями. То есть в данном случае А.С. Грибоедов был «винтиком» в государственной машине, и ообого смысла трогать его не было.
«Английский след» — любопытная версия, однако не понятно, какие выгоды извлекали англичане из смерти посла (в том, что они были против возрастания влияния России в регионе, сомневаться не приходится)?

Отзыв dmitrij 07.09.2012

Как какие? А влияние? Да англичане все время пытались распространить свое влияние на Востоке и Средней Азии. Возьмите Японию конца 19 века.
Англичане самые хитрые политики того времени.

Отзыв nikolaj 23.10.2012

Хитрые — это понятно, их стремление равширять свое влияние в Азии тоже неоспоримо. Не свосем понятно, какие выгоды она Англия получила (и могла получить) от гибели посла?

Приведу цитату из работы Л.В. Выскочкова (в дополнение ко всему, изложенному Дмитрием).
А. С. Грибоедову, который доставил текст договора в Петербург, была устроена торжественная встреча. Посланец победного мира также был обласкан Николаем I. «Государю угодно меня пожаловать 4 тыс. червонцами, Анною с бриллиантами и чином статского советника», — писал Грибоедов И. Ф. Паскевичу. Вскоре он был назначен в Тегеран «полномочным министром». Русский посол был весьма тверд в отстаивании российских интересов, строгом соблюдении всех пунктов договора и своевременной выплате контрибуции. Однако ему пришлось столкнуться с атмосферой враждебности, которая усилилась в связи с обращением к Грибоедову с просьбой оказать помощь в переселении в Россию двух армянок из гарема зятя шаха Аллаяр-хана и влиятельного человека при дворе, главного евнуха ханского гарема Мирзы Якуба, родом из Еревана. 11 февраля 1829 года антирусская придворная группировка организовала погром русской миссии. Члены посольства, включая А. С. Грибоедова, были растерзаны толпой.
Разгром российского посольства в Тегеране поставил русско-персидские отношения на грань третьей войны в тот момент, когда близился переломный момент в войне с Турцией. Успехи русских войск заставили Фетх Али-шаха принести извинения, для чего в Петербург направилась делегация во главе с сыном Аббас-Мирзы Хосров-Мирзой. Персы везли щедрые подарки, включая списки рукописи поэмы «Шах-Наме» и алмаз «Шах». Императрице поднесли четырехрядный жемчуг, драгоценные ткани, изделия из эмали, маленькие чашки для кофе, а Николаю Павловичу — чепраки, усеянные бирюзой, и седла с серебряными стременами. «Извинительное» посольство Хосров-Мирзы достигло своей цели. Формальная версия о непричастности шахского правительства к случившейся трагедии была принята Николаем I. Но вряд ли уместны намеки на то, что Персия якобы «покупала» расположение царя. Один из современных исследователей так оценивает достижения русской дипломатии этого периода на Среднем Востоке: «Отказ от силового решения проблемы после гибели А. С. Грибоедова позволил России в дальнейшем одержать важную дипломатическую победу над Великобританией, добившись похода иранцев на Герат в 1837—1838 гг. вопреки воле англичан. Иран сумел собраться с силами и доказать дееспособность центральной власти в борьбе с сепаратистами и мятежниками». (Базиленко И. В. Россия и Иран // История России: Россия и Восток. СПб., 2002. С. 418.)

Цит. по: Выскочков Л.В. Николай I. СПб., 2003. С. 350-351.

Отзыв nikolaj 25.11.2012

Немного отклонюсь от темы — пары слов о публикации «Горе от ума». Тоже из работы Л.В. Выскочкова.

«Неоднократно Николай Павлович выступал арбитром при постановке острых и злободневных произведений. Как отмечал Ф. А. Бурдин, император любил haute comede, а его любимыми русскими пьесами были «Горе от ума» и «Ревизор». По мнению мемуариста, Николай Павлович не всегда был виновен в чрезмерных строгостях цензуры. Отдельные сцены из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» под разными названиями ставились с 1830 года. В 1831 году была осуществлена постановка в Москве. Наследники А. С. Грибоедова обратились в Цензурный комитет с просьбой разрешить опубликование пьесы. Цензор О. И. Сенковский счел напечатание возможным с заменой только одной фразы: «Кто что ни говори, они (львы и орлы. — Л. В.), хоть и животные, но все-таки цари» — на согласованный с покойным автором вариант: «Кто что ни говори, а все-таки они цари». К тому времени в России по рукам ходило около 40 тысяч рукописных списков этого произведения, и две или три тысячи экземпляров опубликованного текста с купюрами, по мнению Сенковского, не могли что-либо изменить. Тем не менее дело о разрешении печатания задержалось в III Отделении у М Я. фон Фока. В марте 1833 года в Московском цензурном комитете вновь рассматривался этот вопрос. Цензор Цитгков не счел возможным опубликование пьесы на том основании, что по ходу действия молодая девушка остается ни ночь в спальне с мужчиной и выходит вместе с ним «без всякого стыда». Главное управление цензуры все же сочло пьесу возможной к опубликованию, но для перестраховки представило это на рассмотрение императора. 16 апреля 1834 года последовала высочайшая резолюция: «Печатать». Комедия была издана, хотя в полном виде постановка пьесы состоялась только в 1869 г.»

Ваш отзыв