Архитектура города Хабаровска.

Автор: . 23 Фев 2012 в 19:00

Представлены некоторые образцы архитектуры Старого Хабаровска, сохранившиеся по сей день и охраняемые государством. А также памятник Н.Н. Муравьёву-Амурскому, восстановленный через много десятилетий после разрушения и должен тоже охраняться государством.

Крадин Н.П. Охраняются государством. Памятники архитектуры и скульптуры общероссийского значения в Хабаровске: - Хабаровск: Частная коллекция, 1999. - 192 с., илл.

Глава. Комплекс зданий фирмы «Кунст и Альберс».
ул. Истомина, 49—51; ул. Муравьева-Амурского, 9.

Торговая фирма под таким названием, основанная в 1864 году во Владивостоке, просуществовала на нашей окраине более 65 лет. Основатели фирмы, германские подданные Густав Кунст и Густав Альберс, пробыли на Дальнем Востоке относительно недолго и уже в 1880 году возвратились в Гамбург, оставив все дела фирмы и её филиалов своим доверенным лицам, из которых главную скрипку здесь играл их компаньон Адольф Васильевич Даттан, ставший в 1886 году полным товарищем торгового дома «Кунст и Альберс». Именно он организовал широкую сеть филиалов и отделений, начал строительство торговых и складских зданий для нужд фирмы во многих городах Владивосток был, как и другие населённые пункты, небольшим поселением, и на крупные доходы рассчитывать не приходилось. Учитывая полное отсутствие транспортных связей с Центральной Россией, фирма производила закупки товаров в Шанхае, да и то ограничиваясь лишь товарами первой необходимости. Всего один раз в году во Владивосток приходили парусные суда с казённым провиантом, поэтому торговых перевозок они не осуществляли. Развивая собственное дело, Кунст и Альберс прекрасно понимали, что оно должно быть прибыльным, иначе какой смысл работать в убыток? Поскольку перевозки были минимальными, фирма стала фрахтовать суда на весь сезон, не только привозя товары во Владивосток, но и кое-что вывозя. Предметом вывоза стала морская капуста, которую добывали в большом количестве китайцы на побережье. Так было положено начало транспортным операциям фирмы, которые впоследствии приобрели ещё более широкий размах. Содействию торговле и увеличению её объёмов способствовало развитие дальневосточных городов, и прежде всего увеличение населения. Кроме того, в 1870-е годы во Владивосток из Николаевска был переведен порт, что также стимулировало и рост населения Владивостока, и увеличение товарооборота фирмы. В начале 1880-х годов из Одессы во Владивосток стали совершаться правильные, т. е. регулярные, рейсы пароходов Добровольного флота, и фирма Кунста и Альберса первой чутко уловила преимущества и выгоды этого важного предприятия. В Одессе она открывает свою закупочную контору и налаживает тесные связи с другими торговыми фирмами — поставщиками крупных российских городов, а вскоре появляются её закупочные конторы в таких городах, как Варшава, Петербург, Москва, Рига и другие. С 1886 года фирма расширяет сферу своей деятельности по всему Дальнему Востоку, открывая филиалы и отделения во многих городах и населенных пунктах. Так, с 1887 по 1913 годы, кроме существовавших в Посьете и Владивостоке, были открыты ещё 27 отделений, что позволило значительно расширить ассортимент и увеличить объём товаров. Во всех своих отделениях и филиалах фирма строит собственные торговые и складские здания, в большинстве случаев капитальные. Учитывая огромные объёмы перевозок, большое внимание уделяет устройству складских помещений. Практически во всех отделениях существовали добротные склады, обеспечивающие хранение крупных запасов самых разнообразных продовольственных и промышленных товаров. С другой стороны, именно наличие огромного количества складов позволяло фирме производить массовые закупки.

Рубрики: вести

Обсуждение
Отзыв sherlok 03.03.2012

Для этой цели представители фирмы Кунста и Альберса находились к началу XX века уже во всех крупных центрах мира. Таким образом, получая товары как бы из первых рук, фирма перевозила их во Владивосток и уже отсюда распространяла по всему Дальнему Востоку. Перевозка товаров пароходами занимала три-четыре месяца, а после устройства железной дороги срок этот сократился вдвое. Развивая сеть складов, фирма заботилась, с одной стороны, о том, чтобы не наблюдалось недостатка товаров на рынке, а с другой — чтобы не было колебания цен в ущерб потребителям. Поэтому все свои товары фирма продавала в большинстве городов Дальнего Востока по тем же ценам, что устанавливались для Владивостока, без всякой надбавки. Постоянно изучая спрос, фирма все время расширяла сферу своих услуг. Кроме основной конторы по оптово-розничной торговле она вскоре открыла и ряд других: комиссионно-транспортную, банкирскую, техническое бюро. Фирма принимала на себя устройство и установку электрического освещения, выписку всякого рода технических аппаратов, устройство отопления и вентиляции различных систем, водопровода и канализации, оснащение заводов и фабрик оборудованием, имела первый на Дальнем Востоке электрический завод красок, электрическую кофейную мельницу, папиросную мастерскую, громадный склад самых современных сельскохозяйственных машин, оптовый склад вина и спирта с новейшими очистительными аппаратами и многое другое. Почти все машины для сельского хозяйства фирма предоставляла крестьянам на вполне приемлемых, льготных условиях. На Приамурской выставке 1913 года в Хабаровске торговый дом «Кунст и Альберс» имел едва ли не лучший павильон, построенный по проекту военного инженера М. М. Осколкова. В павильоне было выставлено такое разнообразие товаров и услуг, что поражались не только простые обыватели, но и самые взыскательные специалисты. Он привлекал внимание посетителей как замечательными экспонатами, так и своей архитектурой. Высокий, почти квадратный в плане, окруженный галереями и цветниками и увенчанный мощным четырехгранным куполом, павильон был сделан в чисто русском стиле, как и многие другие павильоны этой выставки. В филиалах и отделениях торгового дома «Кунст и Альберс» в 1913 году насчитывалось около полутора тысяч служащих. И в деятельности фирмы далеко не последнее место отводилось заботе о своих работниках. Фирма «никогда не сходила с почвы того ясного и незыблемого для нее принципа всякого правильно поставленного дела, что труд служащих должен быть обставлен удобством и что в довольстве служащих — успех самого дела». Затрат на социальные нужды фирма не жалела. Так, для неженатых работников имелись жилые дома-общежития, они получали также ежедневное питание. Для всех служащих существовала касса взаимопомощи, которая регулярно пополнялась определенным процентом от чистой прибыли фирмы. Служащие фирмы пользовались собственной библиотекой, кегельбаном, больницей, баней и биллиардной. Магазинные мальчики, которые разносили товары по заказам, также имели определённые льготы. Они обучались бесплатно на специальных курсах, на средства фирмы их отправляли летом на отдых в лагеря, устраивали в гимнастические классы местного спортивного общества. В 1898 году не стало Кунста, а в 1910 году умер и Альберс, место которого занял его сын, доктор права Альфред Альберс. Он-то и принял на себя полное управление всеми делами фирмы на Дальнем Востоке. Фирма очень много строила, прежде всего торговые, складские и жилые здания. Для строительства зданий, и в первую очередь торгового дома во Владивостоке, фирма пригласила в 1902 году из Германии опытного архитектора Г. Р. Юнгхенделя, который в 1907 году даже принял русское гражданство. По-видимому, постройки этого архитектора были осуществлены и в других местах, а не только во Владивостоке. Роскошное здание торгового дома, выполненное им в духе немецкого барокко, ещё и сегодня украшает главную улицу Владивостока (ныне в нём размещается ГУМ).

Отзыв sherlok 12.03.2012

Отделение ТД «Кунст и Альберс» в Хабаровске было открыто в 1895 году. Вскоре после этого А. В. Даттан покупает в самом центре города земельный участок, принадлежавший ранее Тифонтаю, и в 1906 году здесь появляется каменное торговое здание фирмы (ныне центральный гастроном), освящённое 7 января 1907 года. Для служащих фирмы рядом, по улице Истомина, в 1908 году построено красивое двухэтажное здание общежития, а за ним — несколько каменных и деревянных корпусов со складскими помещениями. Все эти здания также сохранились до настоящего времени. Здесь же, на улице Истомина, находился и небольшой жилой дом, принадлежавший А. В. Даттану, хотя основным его местопребыванием был Владивосток, где у Даттана имелись два особняка, построенных в 1891 и 1900 годах. Торговое здание фирмы в Хабаровске, каким мы его все знаем, первоначально выглядело иначе. В течение нескольких лет существовала только правая часть, а левое крыло здания (основной зал гастронома и зал кафе на 2-м этаже) было пристроено позднее. Торговый дом Кунста и Альберса в Хабаровске стал украшением главной улицы города. Пластика асимметричных фасадов основана на контрастном сочетании сдержанного декора и крупных по форме углового и входного выступов оригинальной формы. Парадный вход с высоким крыльцом, фланкированный спаренными трехчетвертными колоннами дорического ордера, устроен в глубокой нише. Аттик входного портала увенчан трехфигурной скульптурной группой. В угловом портале также устроен вход с высоким крыльцом. Ось симметрии лицевой части портала отмечена балконом с ограждением из балясин и спаренными полуколонками, фланкирующими проём. Портал этот увенчан высоким четырёхгранным куполом со шпилем. В арочном тимпане портала у основания купола в ноябре 1906 года были установлены часы, уже вторые в городе. А первые имелись на доходном доме Плюсниных (ныне краевая научная библиотека). Вот уже 90 лет здание гастронома украшает скульптурная группа, о которой нам почти ничего не известно. Откуда она появилась здесь, кто ее автор и где эта скульптура выполнялась? Вопросов масса, но мало ответов. Есть вопросы и относительно всех трёх фигур. Самое распространённое мнение — здесь изображён Меркурий (в римской мифологии бог торговли и покровитель путешественников). По-видимому, это действительно так и есть (фигура слева). Как и должно быть, на нем низкая дорожная шляпа с крыльями. Полагались ему и крылатые сандалии, чтобы быстрее исполнять поручения богов, ибо Меркурий являлся их посланником и посредником между ними и людьми. Непременным атрибутом Меркурия должен быть и кадуцей — своеобразный жезл, перевитый двумя змеями, но его здесь у Меркурия почему-то не видно. А кто же с ним рядом? Меркурий считался едва ли не самым популярным богом в галло-римском пантеоне, и его отождествляли с самыми разными кельтскими богами. Довольно часто он изображался в паре с кельтской богиней Розметрой, а иногда — с римской Минервой, покровительницей ремесленников. Реже связывается имя Меркурия с богиней весеннего цветения Флорой. Стоящая в центре композиции фигура — это Ника (или Виктория), богиня победы в сражениях и в состязаниях. Изображалась в виде крылатой девы с лавровым венком в руке, часто — стоящей на колеснице. Судя по ее позе, здесь она именно так и изображена, правда, колесница не показана. Вызывает некоторые вопросы меч, который она держит в поднятой правой руке. В остальном ничто не порождает сомнений, что это богиня победы. Более всего неясностей относительно третьей, сидящей справа, женской фигуры. Можно с определенной долей уверенности предполагать, что это или Флора, или Минерва.

Отзыв sherlok 27.03.2012

Как и подобает Флоре, богине цветов, она изображена с венком на голове. Второе «за» в пользу Флоры состоит в ее большом портретном сходстве с фигурой стоящей Флоры у известного русского скульптора С. С. Пименова в Елагином дворце (арх. К. И. Росси) в Санкт-Петербурге. Кроме того, как уже отмечалось выше, Флору иногда связывали с именем Меркурия, поскольку в мае у римлян отмечался праздник, посвященный Меркурию, и по римскому календарю в этот месяц проводилось ритуальное очищение урожая, приносились жертвы Меркурию и Флоре. Однако имеют под собой основания предположения и в пользу Минервы. Минерва, как уже было сказано, — покровительница ремесел (кстати, и у Меркурия была, среди прочих, такая же функция). Минерву часто отождествляли с Афиной, а еще она считалась покровительницей целителей, ваятелей, музыкантов и поэтов. Празднества в ее честь также проводились весной, в марте. Кому же отдать предпочтение? Как видим, относительно третьей фигуры скульптурной группы на здании торгового дома фирмы «Кунст и Альберс», установленной в 1906 году, вопрос остается невыясненным. Второе здание комплекса (общежитие для служащих фирмы) расположено на красной линии улицы Истомина и обращено юго-восточным торцом к основному зданию. Оно построено в 1908 году. Симметричный уличный фасад обладает выразительной пластикой, выполненной в духе кирпичного узорочья. Двухэтажный дом своими размерами и масштабом членений соотносится с торговым зданием и складскими корпусами, расположенными ниже по улице. Двухэтажный корпус торгового склада фирмы выполнен из красного и серого кирпича и гармонично вписан в ансамбль застройки улицы Истомина. Поставленное на противоположной торговому зданию стороне участка, здание это композиционно закрепляет границы участка с северо-западной стороны. Уличный фасад корпуса склада расчленен мощными лопатками на четыре одинаковые по размерам части. Лопаткам соответствуют квадратные в плане опорные столбы, поставленные внутри склада. В каждой из секций одному полуциркульному проему второго этажа соответствуют два окна прямоугольной формы на первом этаже. Трактовка и композиционные приемы фасада выполнены с использованием элементов модерна, в сочетании с декоративными деталями кирпичного узорочья. В фасадах склада и здания общежития служащих фирмы применено сочетание серого и красного кирпича — прием, характерный для каменной архитектуры Хабаровска конца XIX — начала XX века. Все здания комплекса представляют своеобразный архитектурный ансамбль, сохранивший свою планировочную композицию и характерные стилистические особенности.

Отзыв sherlok 28.03.2012

Глава. Дом Плюснина.
ул. Ленина, 15.

Участок земли под номером 211, на котором расположен этот кирпичный особняк, ещё в 1895 году купил у города хабаровский купец 1-й гильдии Василий Фёдорович Плюснин, брат умершего в 1880 году основателя торговой фирмы Плюсниных. Спустя три года после приобретения участка дом был построен, и семья В. Ф. Плюснина справила новоселье. А семья была большая, у Василия Фёдоровича, как известно, было четверо сыновей. После неожиданной смерти главы семьи в 1909 году дом перешёл по наследству к Александру. Кроме каменного дома на участке стояли ещё несколько деревянных хозяйственных построек — амбар, конюшня, коровник и каретник. А рядом, на участке под номером 210, также принадлежавшем А. В. Плюснину, имелись три деревянных флигеля и амбар. Эти два участка, объединившие домовладение Плюсниных, охватывали территорию, ограниченную улицами Артиллерийской (Истомина), Поповской (Калинина) и Барановской (Ленина). Как видим, недвижимость А. В. Плюснина в 28-м квартале на Артиллерийской горе была довольно солидной (сведения взяты из описи 1923 года). Были в городе и другие владения, принадлежавшие братьям Плюсниным совместно. Старший сын В. Ф. Плюснина Александр, родившийся в 1864 году, учился в Иркутской гимназии, а затем в Московском высшем техническом училище, позже известном как Бауманское. К сожалению, завершить обучение Александру не удалось в связи с семейными обстоятельствами. В 1880 году умер основатель и глава фирмы Андрей Фёдорович Плюснин. По этой причине Василий Фёдорович и отозвал сына из училища, ибо одному ему с делами фирмы было не справиться, а другие сыновья еще не достигли необходимого возраста. Как предполагалось, через некоторое время Александр сможет закончить своё образование в училище, однако это не получилось, несмотря на то, что Александр Васильевич много и упорно занимался самообразованием, чтобы сдать экзамены экстерном. Молодой Плюснин довольно быстро освоился с многообразием дел семейной торговой фирмы, слыл человеком порядочным, честным и обязательным. Впрочем, эти черты были характерными для всех членов семейства, можно сказать — фамильными. Горожане многократно избирали А. В. Плюснина гласным городской думы, а в 1914 году он стал городским головой. После 1917 года, как пишут в своей книге «Хабаровск и хабаровчане» Л. А. Востриков и 3. В. Востоков, «Плюснин вообще отошёл от политической и общественной деятельности. В 1920 году он уехал во Владивосток, где 16 октября 1921 года умер от инфаркта». Сегодня этот уютный кирпичный особняк увидеть в густой зелени деревьев не так-то и просто. Хотя дом и считается расположенным на красной линии улицы, но отсутствие застройки справа и слева создаёт иллюзию островного его размещения. Ощущение это усиливается и большими деревьями, которые выросли перед домом, почти в пешеходной зоне. Двухэтажный кирпичный особняк имеет почти квадратную форму плана, с западающим восточным углом, где устроены вход в дом и открытая терраса над ним на втором этаже. Высокий цоколь, облицованный каменными блоками, образует полуподвальный этаж. В кладке стен использован кирпич красного и серого цвета. Интересно отметить, что в межоконных простенках второго этажа серый и красный кирпич используется вперемежку, отчего эти плоскости стен выглядят мозаичными. Приём довольно необычный.

Отзыв sherlok 17.04.2012

В верхней части дома используется совершенно иной приём. Так, поддерживающий карниз выложен полностью из красного профилированного (лекального) кирпича, а подкарнизная часть — из серого. Здесь на общем сером фоне выделяются лишь небольшие декоративные вставки из красного кирпича. Уличный фасад дома (его выступающая часть) имеет симметричную композицию. Четыре окна (на каждом из этажей) сгруппированы попарно и образуют широкий осевой простенок. На первом этаже окна имеют лучковые мощные перемычки с замковыми камнями, а на втором этаже все окна обрамлены коробовыми арками с такими же сандриками, объединенными друг с другом в пятах профилированными карнизами из лекального кирпича. Углы дома подчеркнуты пилястрами, завершенными над карнизом небольшими восьмигранными башенками с такими же шатриками, увенчанными главками. Широкая лента промежуточного карниза отделяет этажи друг от друга. Удачно ориентированный главный фасад дома в солнечную погоду (а освещён он почти весь день) выглядит очень нарядно, привлекая внимание прохожих игрой света и тени. Выразительный по пластике карниз, декоративные обрамления окон и завершения пилястр создают дому ту самую оправу, в которой он и обретает свою ценность. В 1922 году дом Плюснина муниципализировали и передали губернскому отделу народного образования. Вначале в нем размещалась городская школа имени Герцена, с 50-х годов — детский дом, а затем детская экскурсионно-туристическая станция. С 1977 года по настоящее время в нем находится геологический музей. Глядя на фотографию дома, сделанную в 1923 году, обнаруживаешь некоторые утраты архитектурных деталей здания. Так, не сохранился декоративный портал входа в дом, исчезли главки, а в некоторых случаях и шатрики над угловыми пилястрами. Однако, потери не умаляют художественных и архитектурных достоинств этого незаурядного памятника архитектуры Хабаровска.

Отзыв sherlok 17.04.2012

Глава. Торговый дом Плюсниных.
ул. Муравьева-Амурского, 1.

До настоящего времени в Хабаровске сохранились несколько каменных зданий, принадлежавших когда-то известным в городе купцам Плюсниным. Купцы эти славились не только богатством, но и благотворительностью, которой они занимались постоянно. Фамилия Плюсниных в нашем городе у всех на слуху, ещё и сегодня живут среди нас их потомки. Основатель фирмы Андрей Фёдорович Плюснин родился и детские годы провел в Забайкалье. Там он получил начальное образование у сельского дьячка, а затем у ссыльного декабриста И. Ф. Шимкова. Об этом есть упоминание в небольшой книжечке «Очерк деятельности торговой фирмы Плюсниных», изданной в Хабаровске в 1913 году. Из справочников о декабристах мне удалось выяснить, что Иван Федорович Шимков, прапорщик Саратовского пехотного полка, родом из дворян Полтавской губернии, ссылку отбывал сначала в Читинском остроге, а затем в Петровском Заводе. В 1833 году был отправлен на поселение в Батуринскую слободу Верхнеудинского округа (ныне с. Батурине Республики Бурятия). Там он и умер в 1836 году в возрасте 33 лет. Таким образом, у Шимкова Плюснин обучался мальчиком 7—9 лет. Основы начальной грамоты, как видим, Плюснину заложили дьячок и ссыльный декабрист. Ещё и сегодня стоит в Батурине каменная Сретенская церковь, построенная в 1803 году (кстати, в год рождения И. Ф. Шимкова). Наверняка бывал в этой церкви и А. Ф. Плюснин. Впервые на Амуре А. Ф. Плюснин появился в 1857-м, а в Хабаровске обосновался постоянно с 1860 года. В Хабаровске у Плюсниных было много домов — и деревянных, и каменных. Правда, не они стали владельцами первых каменных домов, но не отставали в этом прибыльном деле (строительство домов и скупка недвижимости) от Хлебниковых, Пьянковых и Богдановых. Самый первый деревянный дом А. Ф. Плюснин построил в Хабаровске вскоре после своего приезда в селение (тогда ещё военный пост) в 1860 году. Рассказывая об этом десятилетия спустя, брат Андрея Федоровича (умершего в 1880 году) Василий говорил: «Здесь всё был лес, вот, где мой дом. Все это место мы расчистили и построили домишко маленький. Ну, а потом все пристраивали. Работы много было: лес рубили, пни корчевали, расчищали». Впоследствии маленький домишко расширили настолько, что могли в нём принимать на постой заезжих гостей и знаменитостей. Например, в 1875 году в Хабаровске на несколько дней останавливалась, совершая кругосветное путешествие, всемирно известная русская оперная певица Дарья Михайловна Леонова. В своих воспоминаниях она писала: «Следующая станция была Хабаровка. Хотя местечко это вроде деревни, но там живет много служащих, которые просили меня дать концерт. Я остановилась у известного меховщика Плюснина, который поднёс мне в концерте сорок соболей». Об этом же вспоминала позднее и жена начальника инженерной дистанции полковника Фриессе, в доме которого Д. Леонова давала свой концерт. Занявшись торговлей с самых первых лет пребывания на новом месте, Плюснины довольно быстро увеличили свой капитал до 100 тысяч рублей и стали вкладывать его в недвижимость. В пределах разумного тратили также средства на благотворительные нужды не только в Хабаровке, но и в своём родном селе Батурине, где построили школу. В возрасте 53 лет А. Ф. Плюснин неожиданно умер, и все дела торгового дома перешли по наследству к его брату Василию Федоровичу, у которого было четверо сыновей (Александр, Пётр, Василий и Иван). Кстати, Иван, самый младший из братьев, в 1896 году утонул в Амуре, катаясь вместе с друзьями на лодке во время сильного ветра (утонули все шестеро). Торговое дело брата Василий Фёдорович продолжил со старшими сыновьями Александром и Петром.

Отзыв sherlok 20.04.2012

Они много строили, торговали, заводили промыслы и промышленные производства. В 1900—1902 годах недалеко от Успенского собора в Хабаровске появилось самое крупное по размерам трёхэтажное здание доходного дома Плюсниных, в котором разместился и общественный городской банк Василия Плюснина. Расположенное на углу улиц Инженерной (ныне Тургенева) и Муравьева-Амурского, здание стало украшением города и вместе с соседними строениями Хлебниковых, Пьянковых и Кровяковых составило целый массив каменной застройки города, появившейся на рубеже XIX—XX веков. Это был новый этап развития города. На смену сплошной деревянной застройке пришла каменная архитектура, отличавшаяся более крупным масштабом, стилевыми чертами и долговечностью. К сожалению, пока не удалось точно установить автора этой замечательной постройки, однако косвенные данные свидетельствуют о том, что им мог быть Юлиан Зенонович Колмачевский, военный инженер, капитан. На чём основано данное предположение? Во-первых, в эти годы (1896—1902) Колмачевский исполнял обязанности городского архитектора, прямым долгом которого было не только рассмотрение и представление на утверждение губернатору готовых проектов, но и непосредственное выполнение проектов по заказам, что он и делал с успехом. Можно назвать некоторые постройки, выполненные в данный период по проектам Колмачевского, такие как трёхклассное Николаевское городское училище (стояло на главной площади справа от телеграфа), Иннокентьевское женское училище на улице Тургенева (здание сохранилось). Колмачевского называют также автором роскошного двухэтажного каменного особняка Богдановых (ныне краевая прокуратура с надстроенным третьим этажом на ул. Шевченко). Не знаю, многие ли хабаровчане обращали внимание на характер декора фасадов особняка Богдановых и доходного дома Плюсниных. Со стопроцентной уверенностью можно говорить о том, что оба эти здания — дело рук одного и того же автора. На доме Плюсниных мотивы декора повторяют почти с абсолютной точностью декор богдановского особняка. На зданиях одни и те же обрамления окон, совершенно идентичный прием обработки угловых пилястр, одни и те же композиционные приемы расчленения фасадов, хотя здания довольно значительно отличаются друг от друга размерами. Можно сказать, что дом Богдановых — своего рода «проба пера» архитектора, а в доходном доме Плюсниных он не просто повторяет найденные приемы, но и доводит их до определенной степени совершенства. Строительство доходного дома В. Ф. Плюснин задумал еще в 1898 году, после того как в августе 1897 года министерство финансов разрешило открыть в Хабаровске на средства, пожертвованные купцом Плюсниным (25 тысяч рублей), банк, названный Хабаровским городским общественным Василия Плюснина банком. Интересно, что учредитель поставил при этом следующее условие: когда капитал достигнет 500 тысяч рублей, половина этой суммы должна быть направлена на организацию и содержание в городе промышленно-технического училища для мальчиков на 200 человек, сиропитательного дома для девочек на 100 человек, бесплатной городской лечебницы на 50 человек и ремесленного училища для мальчиков и девочек на 200 человек. В 1899 году был составлен проект со сметой, а уже в декабре газета «Приамурские ведомости» сообщила: «Хабаровский купец В. Ф. Плюснин предполагает с весны 1900 года приступить к постройке трёхэтажного каменного дома на углу Муравьева-Амурской и Инженерной улиц. Стоимость этого дома исчислена сметой свыше 170 тысяч рублей». В1902 году дом построили, и большинство его помещений были сданы в аренду. Основная торговля в доме принадлежала Плюсниным, здесь же разместился, занимая целый этаж, и городской общественный банк Плюснина, тут же Приамурское торговое товарищество открыло свой главный универсальный модно-галантерейный и винно-гастрономический магазин, а фирма «Рийк» с компаньонами — аптеку. Место нашлось многим желающим. К моменту окончания строительства каменного торгового дома Плюснины уже сдавали в аренду торговцам и свои деревянные дома, однако из-за боязни пожаров желающих рисковать было немного.

Отзыв sherlok 01.05.2012

Имелся у Плюсниных большой деревянный дом на Алексеевской (ныне Шевченко) улице, который они полностью сдавали в аренду Тифонтаю. Так вот, в том же 1902 году поздним декабрьским вечером дом этот загорелся, а поскольку был он старым и сухим, то пожар моментально охватил его целиком. Дом горел всю ночь, и даже наутро из-под груды тлеющих обломков вырывалось пламя, пожирая остатки сруба и товаров. Купец-миллионер потерпел убытков более чем на 300 тысяч, правда некоторой компенсацией и утешением ему стала страховка. Сгоревшие товары были застрахованы на 120 тысяч рублей. Как показывает жизнь, пожары бывали и в каменных зданиях. Случился он и в новом доходном доме Плюсниных в январе 1906 года, когда загорелся купол здания, где помещались баки с водой. К счастью, этот начавшийся пожар не причинил особого вреда и быстро был потушен. Основной объём здания имеет Г-образную форму, огибая своей конфигурацией угол квартала на пересечении улиц. В дворовой части к основному объёму позднее был пристроен вытянутой формы блок такой же высоты. Композиция уличных фасадов идентична и в своей основе имеет систему расчленения слабо выступающими ризалитами. Угол здания срезан и акцентирован размещением в угловой части балконов на 2-м и 3-м этажах. Такие же балконы имеются и по осям обоих фасадов, причем балконы в угловой части и на фасаде со стороны улицы Муравьева-Амурского размещены в ризалитах, а на фасаде, обращённом на площадь, — непосредственно на основной поверхности стены, между выступами. Такое расположение балконов можно объяснить следующим обстоятельством: на одном из фасадов число ризалитов чётное, а на другом — нечётное, приём же размещения балконов везде одинаков — по осям фасадов, отсюда и эта разница. Все ризалиты завершены островерхими покрытиями. На флангах фасадов — бочечными, а промежуточные ризалиты — обычными двускатными покрытиями. Ризалиты фланкированы пилястрами, рустованными на первом этаже и расчлененными на верхних двух этажах ширинками. Арочные окна верхних двух этажей обрамлены килевидными завершениями. В нижнем этаже окна прямоугольные. По вертикали здание расчленено междуэтажными карнизами, наиболее сложными из которых по прорисовке являются венчающий карниз и карниз, размещенный между 1-м и 2-м этажами. Многочисленные дымовые трубы вместе с завершениями ризалитов составляют сложную силуэтную композицию, воспринимаемую со стороны площади. Килевидные навершия окон, завершения ризалитов и такие же слуховые окна в тимпанах фронтонов, применение в декоре ширинок и трехчетвертных колонок — все это свидетельствует о заимствовании в композиции фасадов здания доходного дома Илюшиных элементов русской архитектуры XVII века. В принципе, подобное заимствование было характерным для периода эклектики в архитектуре, когда зодчие упражнялись в поисках выразительной архитектуры и занимались разработкой новых стилей. Примером такой разработки в духе псевдорусского стиля и является торговый дом Плюсниных в Хабаровске, ставший памятником зодчества федерального значения. После окончания строительства дома в тимпане фронтона углового ризалита были установлены башенные часы, которых так долго ждали горожане. В сентябре 1902 года местная газета сообщила об установке часов с большим циферблатом, однако уже через месяц та же газета отметила, что часы эти не оправдывают возлагавшихся на них надежд, поскольку они или останавливаются надолго, или показывают время с разницей в несколько часов к истинному. На доме сохранилась одна любопытная деталь — механические шторные жалюзи, закрывающие окна снаружи. Самое интересное состоит в том, что жалюзи работают, хотя им уже почти сто лет. В 1909 году В. Ф. Плюснин, возвращаясь из последней поездки в Петербург, умер недалеко от Иркутска, и все торговые дела фирмы перешли к его сыновьям Александру и Петру. После Гражданской войны в здании многие годы размещалось управление Уссурийской железной дороги, а с 1944 года и по настоящее время все знают этот бывший доходный (торговый) дом Плюсниных как Дальневосточную государственную научную библиотеку.

Отзыв sherlok 20.05.2012

Глава. Здание общественного собрания.
ул. Муравьева-Амурского, 10.

Через двадцать с лишним лет после основания Хабаровки, когда селение, застроенное деревянными домами, простиралось вдоль Береговой улицы от Иннокентьевской церкви до базара, а ныне главная улица от городского парка доходила всего лишь до улицы Лисуновской (ул. Комсомольская), в селении появилась общественная организация, объединившая местную интеллигенцию и сыгравшая впоследствии заметную роль в культурной жизни города. По воспоминаниям В. П. Маргаритова, тогдашнего председателя совета старшин Общественного собрания, произошло это следующим образом: «Народился город, появилось и интеллигентное общество, а вместе с тем появились и требования, вызываемые общественною жизнью. 26 ноября 1880 г. открыт был город Хабаровка, а 1 или 2 декабря человек 12 из местной интеллигенции собрались для частной беседы в квартире бывшего в то время губернатора М. И. Тихменева и, рассуждая о злобах дня, о той мертвящей тоске, которую приходилось тогда переживать в этом захолустье, сами собой напали на мысль о необходимости открытия собрания, где можно было бы всем вместе проводить часы досуга». В то время среди двухтысячного населения Хабаровки имелось не более 30 человек, в том числе военных чиновников и купцов, которые могли стать членами собрания. Но самая, как оказалось, непреодолимая сложность в открытии Общественного собрания заключалась в том, что не имелось свободного помещения. Однако, как говорится, голь на выдумки хитра. На окраине Хабаровки среди кустов и зарослей вот уже четыре года пустовал сруб сгоревшей почтовой конторы. Остатки сруба этого прежнего строения и решено было использовать для размещения собрания. Ремонтные работы заняли почти две недели, в результате чего были вставлены рамы, сделаны печь и перекрытие над срубом, выполнены примитивные отделочные работы внутри помещения. Никто не обращал особого внимания на неприглядность здания и полное отсутствие какой бы то ни было архитектуры в нём. Главное — появилось помещение, где можно было собираться и проводить досуг. С огромной радостью и энтузиазмом в Общественном собрании провели празднование Рождества Христова, встретили Новый год, праздновали масленицу, зимними вечерами устраивали вечера досуга. Это продолжалось две зимы подряд, пока не нашли другое помещение. Четыре года спустя, с образованием Приамурского губернаторства, в Хабаровке появились генерал-губернатор и большое количество военных чинов. Для них было открыто и на казенный счет быстро построено здание Военного собрания. Таким образом, из Общественного собрания вышли все военнослужащие, а великолепные условия в здании Военного собрания перетянули туда и большинство посетителей, прежде приходивших на вечера в Общественное собрание. Тем не менее первое собрание, не только удержалось, оно постоянно крепло, даже выработало свой собственный устав и в организации вечеров всегда находило ту изюминку, которая привлекала население. Трудности с помещением между тем продолжались ещё более 15 лет. Все эти годы члены Общественного собрания испытывали определенные неудобства, переходя из дома в дом. С другой стороны, домовладельцы, сдавая в аренду ненужные им помещения, брали за это совсем небольшую плату. Тем самым Общественное собрание могло экономить и без того скудные средства. Вместе с тем вопрос о собственном помещении все эти годы не снимался с повестки. В 1889 году барон А. Н. Корф содействовал выделению участка для такой постройки, однако дело застопорилось тем, что по уставу Общественное собрание не могло быть владельцем недвижимого имущества, к тому же и собственных средств на строительство не имелось. Встречая в декабре 1896 года Новый год, члены собрания вновь столкнулись с трудностями — на вечер пришло много гостей, но теснота и духота в помещении сводили на нет все прелести мероприятия.

Отзыв sherlok 23.05.2012

В результате очередного обсуждения совет старшин постановил ускорить решение проблемы, тем более что известные в крае купцы Пьянковы решили помочь в этом деле — построить здание на собственные средства и передать его Общественному собранию в долгосрочную (сроком на 20 лет) аренду, а один из членов совета старшин, инженер Н. Ф. Дормидонтов, взял на себя труд по составлению проекта здания. Идея о строительстве Общественного собрания нашла поддержку не только у купечества, но и у городской власти, выделившей в 1896 году участок в центре города. Строительство, начатое через три года, было закончено в конце 1901 года. По сведениям хабаровского краеведа А. М. Жукова, окончательный проект для этого здания разработал иркутский архитектор В. А. Рассушин — брат городского головы Хабаровска А. А. Рассушина. Строители потрудились на славу. В процессе завершения отделочных работ летом и осенью 1901 года заготавливались новые декорации, которые по заказу совета старшин выполнял в Хабаровске художник Шпейер. За несколько дней до намеченного переезда Общественного собрания во вновь построенное здание в газете «Приамурские ведомости» появилось небольшое объявление: «По случаю перехода Общественного собрания в новое помещение 2 декабря 1901 г., в 12 часов дня, имеет быть молебствие, а в 9 часов вечера бал. Совет старшин хабаровского Общественного собрания имеет покорнейше просить пожаловать на означенные торжества господ членов собрания и их знакомых, с семействами. Форма одежды: на молебне — парадная, а на бале — обыкновенная; статским фрак или сюртук. Можно представить себе волнение и нескрываемую радость членов Общественного собрания, да и всех горожан тоже. Днём на торжества собралось более 300 человек. В отсутствие в эти дни в городе генерал-губернатора Н. И. Гродекова главным действующим лицом стал генерал Беневский, который в сопровождении старшин и их председателя Маргаритова обошел здание вслед за духовенством, окроплявшим все помещения святой водой. После краткой торжественной речи всем присутствующим поднесли бокалы с шампанским, и начались тосты и здравицы в честь Государя императора, начальников края и города, за почетных членов собрания М. С. Веденского, Н. М. Чичагова и М. П. Пьянкова. Разминка закончилась, все присутствующие были приглашены в столовую, где их ждал огромный стол, ломившийся от множества самых разнообразных и изысканных закусок и блюд. Самое главное мероприятие состоялось вечером, когда на бал собралось около тысячи человек. Пожалуй, такого количества людей в городе до этого не собирало ни одно подобного рода мероприятие. Газеты писали: «В этот вечер наглядно выразилось соответствие нового помещения собрания всё возрастающим нуждам быстро развивающегося Хабаровска. Несмотря на небывалое в Хабаровске число присутствовавших на этом балу… ни тесноты, ни духоты не ощущалось. Бал, оживлённый, небывало многолюдный, блиставший роскошными туалетами дам, затянулся до четырёх часов утра». Здание получилось действительно красивым, и вот уже скоро сто лет как оно украшает наш город своей необычной архитектурой. Многочисленные помещения двух основных и полуподвального этажей обеспечивали работу театра, ресторана, библиотеки и других клубных учреждений. Во время гастролей здесь давали свои концерты заезжие знаменитости, а в месяцы театрального межсезонья ставили спектакли местные театральные труппы, устраивались различные тематические вечера, не позволявшие горожанам скучать, особенно в зимнее время. В декабре 1922 года здание Общественного собрания было муниципализировано, через год сдано в аренду театру И. В. Томашевского, а в 1927 году сроком на 40 лет передано в ведение отдела народного образования Дальневосточного края для размещения в нем театра, причём с разрешением достройки и расширения помещений. С января 1945 года в здании бывшего Общественного собрания вот уже более 50 лет успешно и плодотворно работает любимый хабаровчанами театр юного зрителя.

Отзыв sherlok 25.05.2012

Глава. Городской дом.
ул. Муравьева-Амурского, 17.

Одной из самых красивых архитектурных достопримечательностей Хабаровска по праву считается дом городского самоуправления, хорошо известный всем нам как Дворец пионеров. Вот уже 90 лет дом этот украшает главную улицу города. Помнится, в конце 1960-х годов, когда я стал интенсивно заниматься изучением архитектурной старины Хабаровска, все не мог ни у кого допытаться, кто же построил этот дом-красавец. И когда через несколько лет мне все-таки удалось найти и автора дома, и подробную историю его создания, этому очень удивился и по-хорошему позавидовал известный в городе архитектор Ефим Дмитриевич Мамешин, многие годы собиравший исторические сведения обо всех интересных домах. А сведения эти были обнаружены мною в журналах «Зодчий», которые я просматривал, занимаясь во время одной из командировок в библиотеке имени Ленина в Москве. Идея строительства своего собственного Городского дома возникла у отцов города в 1897 году, однако еще более десяти лет понадобилось, чтобы она воплотилась в камне. Весной 1902 года газета «Приамурские ведомости» сообщила в небольшой заметке: «Хабаровская Городская дума решила украсить Хабаровск новым зданием городского дома, в котором будет помещаться городское управление и в котором, помимо этого, будут залы для городского банка, сиротского суда. Верхний этаж здания будет служить помещением художественного музея… В основании проекта этого здания — премированный проект здания Одесской земской управы, идея которого заимствована из здания Парижского муниципалитета». Как видим, поначалу для здания Городского дома в Хабаровске хотели использовать один из конкурсных проектов, выполненных для Одессы. Посчитав, что переделка проекта и привязка его к другим климатическим условиям потребует немалых средств, местные власти решили попытать счастья в новом конкурсе. Зимой 1906 года городская управа обратилась в С.-Петербургское общество архитекторов с просьбой организовать конкурс на составление проекта, и уже в начале весны 1907 года на конкурс были представлены 11 проектов. Любопытно, что условиями конкурса оговаривались определенные ограничения. Например, такое: в конкурсе могли участвовать только лица, постоянно проживающие в России. Одним из условий было также пожелание заказчика — отдать предпочтение при разработке проектов русскому стилю. Кроме того, проектировщики должны были выдержать условия конкурса относительно площади и набора помещений, а также кубатуры здания. За этим, как впоследствии оказалось, очень строго и жестко следило авторитетное жюри. Ещё на стадии обсуждения проектов на собрании архитектурного общества было сделано вполне справедливое предположение, что если общество премирует проекты, значительно превысившие заданную кубатуру здания, то городская хабаровская управа будет вправе возбудить иск за неисполнение взятого архитектурным обществом поручения. Таким образом, при рассмотрении проектов сложилась довольно пикантная ситуация: лучшие проекты премировать было нельзя. Именно авторы этих проектов пренебрегли условиями конкурса, намного превысив объём здания. Один из членов жюри, архитектор П. В. Алешин, предложил исключить из конкурса все проекты, не удовлетворяющие этой формальной стороне. В результате этого за бортом конкурса оказались пять проектов, а это почти половина участников. После длительных дебатов и обсуждений три премированных проекта в июне 1907 года были выставлены в думном зале городской управы для рассмотрения, по просьбе городского головы, местными зодчими. Под председательством генерала Д. А. Языкова наиболее опытные зодчие Б. А. Малиновский, Ю. 3. Колмачевский, В. Г. Мооро, М. Е. Редько, А. Н. Аристов, Н. В. Зуев и другие (всего 11 человек) закрытым голосованием по 10-балльной системе определяли лучший проект. Учитывались художественные и технические достоинства проекта и особенно его применимость к местным условиям. Оказалось, что более всего этим качествам удовлетворяет проект, получивший на конкурсе 2-ю премию. Это был проект гражданского инженера П. В. Бартошевича.

Отзыв sherlok 29.05.2012

Именно он получил более всего баллов по всем трём показателям. Через неделю городская дума одобрила предложения местного архитектурного жюри, а поскольку конкурсные проекты были разработаны эскизно, то дума поручила военному инженеру (архитектору) Б. А. Малиновскому дополнить здание подвальным этажом и разработать более подробно главный, уличный фасад Городского дома. Так что с полным основанием можно считать талантливого местного архитектора Малиновского соавтором Бартошевича. Денег в городской казне было негусто, и поначалу для строительства Городского дома использовали своеобразную заначку — 100 тысяч рублей, пожертвованных городу торговым домом М. П. Пьянкова на открытие в крае высшего технического учебного заведения. Дума решила, что, не нарушая условий жертвователя капитала, деньги можно запустить на строительство Городского дома, который должен быть доходным, поскольку в нижнем его этаже будут размещаться магазины. Аренда, по расчётам, должна приносить казне ежегодный доход в сумме 20 тысяч рублей, так что через пять лет капитал будет восстановлен. Вся стоимость строительства здания оценивалась управой в 130 тысяч рублей. Строительными работами по возведению дома руководил подрядчик Торопов, плохо выполнявший свои обязанности по доставке на стройку кирпича. После него работу вёл подрядчик Сегал, который 5 августа 1908 года закончил все основные строительные работы. Ещё почти год заняли отделка и оснащение объекта. Лишь 26 ноября 1909 года состоялось торжественное открытие Городского дома с молебствием и освящением новой постройки. Построенный в русском стиле, Городской дом отражает все художественные достоинства и черты этого архитектурного явления. Необычайно выразительный силуэт зданию придают высокая крыша с металлическим декоративным гребнем по коньку и высокие четырёхгранные шатры, венчающие угловую башню и фланговые ризалиты основного объема здания. Сочные и разнообразные элементы декора на двух уличных фасадах складываются в пластически насыщенную композицию, в которой каждая часть, каждая деталь выразительна и самоценна. Другого подобного здания в городе нет. Может быть, каменный вокзал, снесенный в 1960-е годы, обладал аналогичными качествами и мог остаться примером того же русского стиля. Как самое привлекательное здание в городе, Городской дом «видел» в своих стенах многих выдающихся личностей. Исследование этого вопроса могло бы стать особой и наверняка очень интересной темой. Назову лишь два имени. В июне 1913 года в Городском доме перед жителями Хабаровска выступал с концертами всемирно известный артист Императорской С.-Петербургской оперы (бас) Лев Михайлович Сибиряков, брат не менее известного мецената, русского золотопромышленника и исследователя Сибири А. М. Сибирякова. И в том же 1913 году, но уже осенью, здесь выступал, рассказывая о своих путешествиях, Фритьоф Нансен, тоже всемирно известный полярный исследователь. Проведенная несколько лет назад реконструкция фасадов здания позволила представить декоративные детали в их полной красе. Очищенные от многократных наслоений, они стали сочными, выразительными. Бывший Городской дом ныне обрел новую жизнь и по праву считается одним из красивейших зданий Хабаровска.

Отзыв sherlok 04.06.2012

Глава. Дом Советов.
ул. Муравьева-Амурского, 19.

Архитектура главной улицы Хабаровска отражает все этапы развития города. Здесь можно увидеть постройки разных стилей, начиная с последней четверти XIX века и кончая современными. Улица эта — своеобразная летопись архитектуры города. Именно здесь сосредоточено до десятка зданий, которые можно отнести к характерному для 20—30-х годов новому стилю, получившему в советской архитектуре название конструктивизм. К постройкам этого стилевого направления относятся здания Дома Советов, Дальбанка, Госбанка, жилого дома Крайсовнархоза, АТС, Дома коммуны и другие. Некоторые из них сооружались по проектам столичных архитекторов. О качестве архитектуры этого периода свидетельствует такой, например, факт: за архитектуру здания, известного всем как Стройбанк (ранее ДВ банк), в 1929 году была присуждена первая премия на Всесоюзном конкурсе строительства. Жюри конкурса отметило легкость конструкций нового здания, большую экономию строительных материалов, успешное применение новых приёмов строительства, механизацию работ, а также удачное использование в местных условиях взрывных работ на стадии нулевого цикла. В принципе все эти новшества применялись при возведении большинства крупных объектов, в том числе и первого на Дальнем Востоке здания Дома Советов. Данный тип административного здания, ранее неизвестный, появился в советской архитектуре и получил повсеместное распространение в крупных городах страны. Хабаровск 20—30-х годов являлся столицей огромного региона, включавшего в себя несколько современных краев и областей. Поэтому именно здесь появился Дом Советов, на постройку которого в январе 1927 года Московским архитектурным обществом был объявлен широкий конкурс. За короткий срок, всего за два месяца, на конкурс были представлены более 50 проектов. Цифра внушительная, так что выбирать было из чего. Комиссия отметила общий высокий уровень работ, поэтому кроме шести премированных проектов она рекомендовала к приобретению ещё три работы. А победителями стали: 1 премия — И. А. Голосов и Б. Я. Улинич, 2 премия — Б. В. Ефимович, В. М. Кусиков и В. Р. Цабель, 3 премия — Н. А. Троцкий и С. Н. Казак. Жюри справедливо отметило, что все участники конкурсами победители в том числе, пренебрегли двумя важными условиями: необходимостью ограничения стеклянных поверхностей и обязательностью применения железной крыши. Излишнее остекление приводит к большим теплопотерям в зимнее время и к перегреву летом. Но архитекторы отдавали дань моде. Стекло, бетон, плоские крыши — это ведь характерные и непременные элементы конструктивизма. Архитектурная молодёжь 20-х годов, увлекаясь модными течениями, часто оставляла в стороне требования функциональности и рационализма. Кстати, подобное явление, по-видимому, было типичным во все времена, не является оно исключением и для современной архитектурной практики. У каждого периода, у каждого времени свои боги, свои авторитеты и пристрастия. Для строительства Дома Советов в Хабаровске был выбран большой участок земли, ограниченный улицами Фрунзе, Запарина и Муравьёва-Амурского. Ранее этот участок принадлежал торговой фирме Чурина с компаньонами. Далькрайисполком решил стоимость расположенных на участке построек возместить Чурину, а проживавших в этих постройках лиц выселить. В ноябре 1927 года местная газета сообщила о том, что «в ближайшее время Крайисполком приступает к подготовительным работам по постройке в Хабаровске грандиозного железобетонного «Дома Советов». По своим размерам здание будет одним из самых больших в городе. С фасадной стороны здание займет целый квартал…». Ещё до проведения конкурса было огорожено место будущей постройки, началась расчистка участка и завоз материалов. В мае следующего года на открывшейся первой краевой строительной выставке на обозрение были выставлены семь премированных на конкурсе проектов будущего Дома Советов. Все проекты решены, как отмечалось в печати, «в современном духе, с большим применением стекла».

Отзыв sherlok 17.06.2012

По условиям конкурса, здание предполагалось трёхэтажным, с возможной надстройкой четвёртого этажа, с главным входом с улицы Муравьёва-Амурского. Сложное по функции здание должно было вмещать такие учреждения, как президиум крайисполкома с секретариатом, плановая комиссия, рабоче-крестьянская инспекция, отделы здравоохранения, народного образования, административный и коммунальный, а также всевозможные малые службы и учреждения. Все они составляли первую группу помещений. Вторая самостоятельная группа — это здание съезда Советов с залом на 800 мест и эстрадой президиума на 60 человек, с вестибюлем, кулуарами и другими подсобными помещениями (ныне это кинотеатр «Гигант»). Входы в здание съезда Советов — с улицы Запарина. И, наконец, третью группу составляли помещения служебно-хозяйственного назначения. Конкурсы на постройку Домов Советов в то время — явление распространенное. В этих творческих состязаниях, словно в зеркале, отражались все искания в области форм, конструкций, материалов, поиски новой социалистической архитектуры. Не случайно этот период развития нашей архитектуры стал объектом пристального внимания многих зарубежных теоретиков и практиков архитектуры, и внимание это не ослабевает до сих пор. В результате последующей разработки чертежей в проект Голосова и Улинича были внесены коррективы. Так, основной объём здания увеличился в высоту до шести этажей, были изменены и некоторые фрагменты планов всех трёх блоков комплекса. Один из авторов проекта, архитектор Улинич, часто приезжает в Хабаровск с разработанными в Москве чертежами и здесь, на месте, дорабатывает их в соответствии с местными условиями, вносит коррективы и осуществляет авторский надзор за строительством. В сентябре 1929 года бетонные работы в основном были закончены, оставалось лишь вывести последний, шестой этаж здания. Как раз в это время на площадке был установлен конвейер для подачи кирпича на верхний этаж, и дело заметно продвинулось. К весне 1930 года все строительные работы практически были завершены, и усиленными темпами стали проводиться отделочные работы. В Москве в это время изготавливалась специальная стандартная мебель для оснащения всех помещений Дома Советов. 15 августа 1930 года газета «Тихоокеанская звезда» сообщила: «Дом Советов заселяется!». Таким образом, всего за два строительных сезона (зимой тогда не строили) было возведено огромное по тем временам сооружение. И это при отсутствии крепкой строительной базы и нехватке стройматериалов. Здание Дома Советов украсило не только центральную улицу города, оно и сегодня является одним из лучших произведений архитектуры 1920-х годов. В 1970-е годы была проведена реконструкция зрелищной части с увеличением зрительного зала до одной тысячи мест. Кроме того, к административной части со стороны улицы Фрунзе сделана 8-этажная пристройка в таком же стилистическом решении (арх. М. Е. Петров).

Отзыв sherlok 21.06.2012

Глава. Реальное училище.
ул. Пушкина, 54.

Среди других учебных заведений Хабаровска реальное училище было едва ли не самым престижным. Оно, как и женская гимназия, щедро субсидировалось городской властью. Основанное в 1900 году, училище первые несколько лет размещалось в другом месте, и лишь в 1903 году для него было построено великолепное по тому времени трёхэтажное кирпичное здание. Идея основания в городе реального училища возникла еще в 1890-е годы, и на фрагменте генплана, сохранившемся в архиве, можно видеть схему размещения на территории, прилегающей к площади, различных учебных заведений и административно-общественных учреждений. Среди них учительский институт, театр, реальное и городское училища, почтово-телеграфная контора и другие сооружения. Самое любопытное состоит в том, что там, где на генплане были помечены учительский институт, административное здание и театр, сегодня стоят педуниверситет, административное здание (мэрия) и театр музыкальной комедии. Удивительная прозорливость, если учесть, что схему эту никто из современных проектировщиков и в глаза никогда не видел. Этот уникальный градостроительный документ свидетельствовал о том, что центр города не только перемещался дальше от реки, но и начинал застраиваться более комплексно. Ведь именно от площади одновременно началось строительство сразу нескольких зданий, одним из которых и было реальное училище. Участок под училище был отведен в 1900 году, и сразу же приступили к его разбивке, 29 июня 1901 года. Хотя основной П-образный в плане корпус и был закончен в 1903 году, в последующие годы еще продолжали появляться пристройки со стороны двора под служебно-хозяйственные нужды. Проект основного здания, разработанный гражданскими инженерами С. О. Бером и А. В. Перницем, был представлен на рассмотрение генерал-губернатору Н. И. Гродекову, и тот начертал на нём следующее: «Все отлично, но на фасаде казарменный вид. Надо разукрасить. По закону училища должны быть самыми красивыми зданиями в городе». Вот так-то! Пришлось архитекторам вносить в проект поправки. Протяженный фасад, обращенный на площадь, не вызывал ощущения монотонности благодаря тому, что был расчленен слабо выступающими осевым и двумя фланговыми ризалитами. Ось симметрии подчеркивалась декоративным завершением осевого ризалита и восьмигранной формы башенкой с шатровой крышей и шпилем над ней. Плоскости угловых пилястр, а также межоконных простенков на первом и третьем этажах обработаны рустовкой. Наиболее парадно выглядела средняя часть здания — его второй этаж с арочными окнами и килевидными сандриками над ними. Причём плоскости стен в ризалитах и объемах между ними были декорированы по-разному. В ризалитах нет килевидных сандриков, как нет и декоративных вставок из тройного балясника, которые имеются на флангах от осевого ризалита. Подобного рода вставки, но уже из спаренных балясин, имеются на пилястрах и в межоконных простенках всех трех ризалитов (в уровне
Всеми строительными работами на площадке руководил С. О. Бер. По окончании работ здание представляло великолепный вид. А по случаю завершения автор постройки совершил весьма благородный жест, о чём не преминула сообщить в своей заметке местная газета: «Строительный комитет по постройке здания реального училища в Хабаровске получил заявление от производителя работ гражданского инженера С. О. Бера о том, что он отказывается от получения причитающихся ему 2000 рублей за производство работ по постройке училища в пользу нуждающихся учеников училища с тем, чтобы по вычете из этих 2000 рублей 100 рублей, пожертвованных им ранее на церковь училища, и 25 рублей на крест, из оставшихся 1875 рублей была учреждена одна стипендия теперь же, в размере платы за обучение, а вторая стипендия была учреждена, когда прирост к остатку от одной стипендии увеличится настолько, что будет достаточен для другой стипендии.

Отзыв sherlok 20.07.2012

Комитет по постройке зданий реального училища в Хабаровске постановил выразить его искреннюю благодарность члену комитета, производителю работ инженеру С. О. Беру за столь щедрое пожертвование и доложить об этом главному начальнику края». Для надзора за строительством и правильным расходованием средств была создана, как это практиковалось в то время, строительная комиссия во главе с помощником Н. И. Гродекова, генералом от инфантерии А. С. Беневским. В работах над зданием училища принимал участие также инженер-технолог Константин Петрович Окунев. Кроме непосредственно учебных помещений в училище были и комнаты для проживания персонала. Так, например, здесь жил директор училища Александр Егорович Кедроливанский, священник, законоучитель П. Н. Воскресенский, преподаватели В. М. Иванов, А. Н. Русанов, К. Н. Чернышёв и другие. Кстати, А. Н. Русанов, окончивший университет в Петербурге, приехал в Приморскую область и сразу был назначен преподавателем естественной истории в реальное училище. Здесь, на Дальнем Востоке, он приобрёл большую известность как общественный деятель. Достаточно сказать, что в 1912 году его избрали депутатом 4-й Государственной думы. Вообще в училище работало много толковых специалистов. Некоторое время здесь преподавал рисование и черчение известный в Хабаровске архитектор Александр Николаевич Аристов. После окончания Гражданской войны на Дальнем Востоке реальное училище было упразднено, и в 1925 году в здании открылся учительский институт. В 1930-е годы надстроили четвёртый этаж, изменивший пропорции главного фасада. Некоторое время здесь находилась школа пропагандистов, а перед 2-й мировой войной разместился медицинский институт. В годы войны в здании располагался военный госпиталь, реорганизованный в 1948 году в городскую больницу. С тех пор вот уже почти 50 лет и выполняет эту лечебную миссию здание бывшего реального училища. Осенью 1998 года, с окончанием реконструкции главной площади города, преобразились и сами здания, окружающие её. В частности, бывшее реальное училище. Были убраны нелепые теперь уже щиты так называемой наглядной агитации, закрывавшие собой большую часть здания, и трибуны, располагавшиеся на флангах у подножия памятника В. И. Ленину. Восприятие здания — памятника архитектуры стало более приятным.

Отзыв sherlok 21.07.2012

Глава. Дом командиров ОКДВА.
ул. Серышева, 5.

Построенный более 60 лет назад, этот жилой дом и до настоящего времени является одним из самых крупных в городе. Занимая значительную часть квартала на бывшей Военной горе, он своей П-образной в плане формой огибает квартал в границах трёх улиц — Калинина, Серышева и Истомина. В тридцатые годы, преодолевая постепенно затянувшийся жилищный кризис, самые разные ведомства в городе строили довольно много жилых домов. Создавались жилищные кооперативы некоторых отраслей производства, творческих работников. Несмотря на определенное оживление и даже размах строительства, город, тем не менее, застраивался в этот период стихийно. На одном из своих совещаний архитекторы в 1936 году отмечали, что ни один из городов Дальнего Востока не строится по плану, а «застройка центральной части Хабаровска не имеет единого плана и производит впечатление беспорядочного нагромождения домов». Трудно, правда, согласиться с тем, что такое огромное сооружение, как дом ОКДВА, играющий в планировочной композиции центра довольно значительную роль даже в современном Хабаровске, строился без градостроительной идеи. Обратимся к страницам местной печати того далёкого теперь уже времени. В январе 1936 года газета «Тихоокеанская звезда» сообщала в небольшой заметке своего корреспондента Г. Ахаткиной об этом доме следующее: «На углу Серышевской и Калининской улиц строится большой пятиэтажный каменный дом для командиров ОКДВА по проекту архитектора Гречановского. Это будет один из самых комфортабельных домов Хабаровска. В первом этаже разместятся детский сад и магазин, четыре верхних этажа предназначаются исключительно под квартиры. Квартиры будут состоять из трёх, четырёх комнат, а некоторые из пяти. Причём в каждой квартире будут: комната для домработницы, удобная кухня, ванная, водопровод, уборная. В кухне оборудуются шкафы-холодильники. Запроектированы специальные мусоропроводы. Внизу, в цокольном этаже, для каждой квартиры делаются сараи. В доме будет лифт. Внешне дом оформляется колоннами и скульптурой. Нижний этаж будет облицован мрамором. Сейчас уже вчерне готов корпус первой очереди. УВСР предполагает строительство дома закончить к августу». Действительно, первоначальное ядро дома занимало лишь угловую часть квартала, и только позднее сформировался дом-комплекс П-образной формы, растянувшийся одним из своих фасадов вдоль всего квартала по улице Серышева. Даже и в 30-е годы район Военной горы представлял собой окраину города. Здесь располагались преимущественно каменные казармы, и только здание кадетского корпуса выделялось своей архитектурой. Стремлением стереть грань между центром и окраинами можно, наверное, объяснить появление такого представительного дома на окраине Хабаровска того времени. В целом подобная практика была характерной для советской архитектуры конца 30-х годов. Она преследовала цель ликвидировать разницу между трущобами окраин и центрами городов. С этой же целью в те годы и позднее многие малоэтажные здания стали надстраивать и реконструировать. Появление крупных жилых домов, школ и промышленных предприятий стало поворотным этапом в развитии Хабаровска, который стал разрастаться не только численно, но и территориально. Задача строительства жилья ставилась сразу в нескольких плоскостях. Необходимо было не только увеличить число квартир, но и повысить их комфортность. Жилые дома, размещаемые на магистралях, становились лицом города, поэтому проработке их фасадов архитекторы уделяли особое внимание. Увеличение габаритов квартир, новый состав помещений, оснащенных необходимым сантехническим и другим оборудованием, — всё это не могло сразу и в одночасье появиться в жилых домах, предназначенных для широких слоев населения. Поэтому дома с новыми квартирами вначале стали строить для специалистов разных категорий. В Хабаровске известны, например, жилые дома связистов, работников банка, журналистов (или Дом специалистов). Именно в этих домах и стали появляться первые комфортабельные советские квартиры.

Отзыв sherlok 22.07.2012

К данной группе домов, предназначенных для специалистов, относится и дом командиров Красной Армии. С этого времени началась практика посемейного заселения домов, но, к сожалению, и сегодня ещё не ушло из нашей жизни такое отжившее понятие, как «коммуналка». Выше уже отмечалось, что в доме для командиров ОКДВА все квартиры состояли из трёх, четырёх и даже пяти комнат для жильцов, и, кроме того, предусматривалось отдельное помещение для домработницы. Надо сказать, что это был для того времени дом повышенной комфортности. По сути, он ещё и сегодня является таковым. Недаром же в нем предпочитают жить не просто командиры, а начальники высокого ранга. Спустя два года, в 1938 году, в новых жилых домах было установлено определенное процентное соотношение типов квартир с разным набором жилых помещений. Это соотношение составляло следующую номенклатуру квартир: трёхкомнатных — 30%, двухкомнатных — 60% и однокомнатных —10%. Как видим, предпочтение отдавалось двухкомнатным квартирам. Дом командиров ОКДВА отражал не только новые планировочные тенденции, складывающиеся в советской архитектуре, он ещё и свидетельствовал о повороте архитекторов к традиционным формам, связанным с основами зодческой классики. В принципе блокировка в планировочной композиции дома квартир, группировка их по секциям — конструктивный шаг; всё это должно было найти отражение и в композиции фасадов. Заимствуя из классической архитектуры определенные формы и элементы, архитекторы стремились внести в облик жилого дома черты парадности и некоторой монументальности, обильно покрывая фасады декором и ордером. Не обращаясь к примерам столичных городов, отметим, что архитектору В. Гречановскому, по проекту которого построен этот хабаровский дом, удалось придать зданию именно такие черты. Оно действительно выглядит парадным и монументальным. Этому способствует прежде всего такой приём, как укрупнение масштаба отдельных элементов. Например, одна арка объединяет собой сразу четыре этажа, а проём лестничной клетки охватывает всю высоту здания. Арки, сильно вынесенные карнизы, колонны, промежуточные тяги и некоторые другие элементы составляют основу пластики фасадов этого необычного жилого дома. Для преодоления монотонности протяжённых фасадов архитектор мастерски использует прием членения и группировки элементов. Особенно привлекательным выглядит фасад первой очереди дома, обращённый на улицу Серышева. Здесь своеобразным аккордом звучит тема арки с глубокими лоджиями на этажах. Освещённый большую часть светового дня солнцем, фасад этот «играет» светом и тенью, чему способствуют многочисленные выступы, ниши и другие детали. Совершенно в другом плане решены крылья здания, пристроенные позднее. Они хотя и насыщены пластикой, но отражают уже иные тенденции. Если в первой очереди ордер носит условный характер, то в новых частях здания можно видеть полноценные пилястры с капителями и антаблементом. И ордер этот объединяет собой также несколько этажей сразу, придавая дому те же черты монументальности и парадности. Однако в новых частях дома появляются иные пропорции окон, имитация рустовки нижнего этажа, чисто декоративные балконы с балясником под окнами. Вместе с тем все эти новшества не нарушают общего композиционного строя всего дома-комплекса, масштаба его первой очереди. Наоборот, не повторяя того, что сделано ранее, архитекторам удалось таким контрастным противопоставлением ещё более подчеркнуть и выявить главную, угловую часть дома, его парадное лицо. Всё отмеченные выше архитектурные достоинства жилого дома, предназначенного для командиров ОКДВА, и позволили включить это сооружение в число памятников архитектуры федерального (общероссийского) значения.

Отзыв sherlok 24.07.2012

Глава. Кадетский корпус.
ул. Серышева, 13.

Всем хабаровчанам известно едва ли не самое протяженное здание на улице Серышева, вытянувшееся на два квартала. На здании этом можно увидеть несколько мемориальных досок, свидетельствующих о том, что в 1920 году здесь выступал С. Г. Лазо, в 1945—1956 годах работал Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, а в 1956—1964 годах — генералы армии В. А. Пеньковский, Я. Г. Крейзер и И. Г. Павловский. Самая старая часть этого знаменитого здания (начиная от улицы Запарина) — бывший кадетский корпус. Идея основания в Хабаровке этого военного учебного заведения, в то время единственного на Дальнем Востоке, принадлежала барону А. Н. Корфу, приамурскому генерал-губернатору. Ещё в 1886 году он стал хлопотать о его учреждении, а в то время подобное учебное заведение уже существовало в Омске. И вот через два года, осенью 1888 года, в Хабаровке открывается приготовительная школа Сибирского кадетского корпуса с тремя классами — начальным, первым и вторым. После окончания второго класса учеников школы переводили на казённый счёт в Омск, в местный кадетский корпус. В такой своей функции, как переходная ступень Сибирского кадетского корпуса, приготовительная школа просуществовала до 1900 года, после чего была преобразована в Хабаровский кадетский корпус, с ежегодным открытием очередного класса. После окончания 7-го класса восьмилетнее обучение кадетов заканчивалось. В кадетском корпусе учащиеся, а это были дети лиц, «служащих или служивших в Приамурском военном округе», получали разностороннее образование. Кроме чисто военных дисциплин они изучали иностранные языки, музыку и танцы, основы изобразительных искусств. В училище преподавали высокообразованные специалисты, как офицеры, так и гражданские лица. К примеру, в 1903 году сюда прибыл преподавать музыку выпускник Санкт-Петербургской консерватории по классам фортепиано и теории музыки, ученик Н. А. Римского-Корсакова Н. В. Перниц, брат известного в то время в Хабаровске архитектора А. В. Перница. До приезда в Хабаровск Н. В. Перниц работал в Симбирске, где с успехом дирижировал любительским оркестром и получил также известность как пианист-виртуоз. За свою работу в Хабаровске он взялся с большим энтузиазмом, желая прочно поставить музыкальное образование в кадетском корпусе. Среди других педагогов здесь работали учитель танцев А. А. Аведиков, учитель рисования, классный художник 1-й степени К. Н. Зимин. Комплекс зданий кадетского корпуса создавался на протяжении многих лет, а в самые первые годы после основания приготовительной школы для неё было приспособлено двухэтажное здание казармы (сохранившееся на углу улиц Серышева и Запарина), которое после строительства зданий корпуса было передано ему в дар. Основное же строительство началось в 1901 году, после преобразования приготовительной школы в более высокий ранг. Осенью 1903 года, когда было закончено сооружение главного здания кадетского корпуса, местная газета «Приамурские ведомости» сообщала: «Руководителями технической стороны постройки корпуса, со всеми его многочисленными службами, согласно новейшим указаниям строительного искусства и требованиям современной гигиены были: сперва известный своей опытностью В. Г. Мооро, а затем молодой инженер-капитан Б. А. Малиновский. Трудом этой комиссии наш город обязан монументальным сооружением корпуса, которым он по справедливости может гордиться». В послужном списке Б. А. Малиновского есть запись от 17 декабря 1902 года: «Откомандирован от строительной комиссии с назначением строителем Хабаровского кадетского корпуса», а затем и следующая запись от 6 мая 1905 года: «Вследствие окончания постройки зданий Хабаровского кадетского корпуса возвратился в дистанцию».

Отзыв sherlok 28.07.2012

Когда в декабре 1903 года торжественно отмечалось окончание строительства, в честь капитана Малиновского директор кадетского корпуса полковник Ваулин провозгласил громкое «ура!», отдав тем самым дань уважения этому толковому строителю. Здание кадетского корпуса являлось единственным сооружением в Хабаровске, «снабжённым всем, что техника в состоянии дать для рационального удовлетворения требованиям гигиены и удобства. В помещении корпуса много света; отопление и вентиляция самого совершенного типа; удаление всевозможных отбросов оборудовано по способу, еще не применявшемуся ни разу в этом крае. Механическая прачечная и баня представляют из себя образцовые сооружения, согласно новейшим, усовершенствованным указаниям науки и строительного искусства», — так писали местные газеты накануне открытия кадетского корпуса. Особые почести во время празднования открытия нового здания кадетского корпуса достались старейшим преподавателям и воспитателям, стоявшим у истоков ещё той первой, приготовительной школы. Это прежде всего первый директор корпуса полковник А. Н. Ваулин, подполковник Д. П. Мартьянов, ставший после первого начальника школы Фон-Майера, вскоре умершего, директором школы и исполнявший эту должность вплоть до преобразования её в кадетский корпус. После 1905 года строительство новых зданий для кадетского корпуса продолжалось вплоть до 1916 года. Появились новые казармы и служебные сооружения, офицерские флигели, стрелковый тир и многие другие здания. В 1906 году был разработан новый генеральный план всего комплекса. В это время архитектором кадетского корпуса числился военный инженер полковник Багаев. Визитная карточка всего комплекса — его главное здание, обращенное парадным фасадом на улицу Серышева. Здание это состоит как бы из трёх частей, соединенных друг с другом. В центре — главный корпус с симметричной композицией фасада, увенчанный мощным четырехгранным куполом. Слева, с отступом вглубь, к нему примыкает построенное ранее двухэтажное здание приготовительной школы (бывшая казарма) из серого кирпича, а справа, и тоже с отступом вглубь, — Г-образное в плане крыло с угловой башней, увенчанной четырёхгранным шатром. Сочетание серого и красного кирпича, архитектурные детали и членения в виде ризалитов, обрамлений и декоративных вставок — всё это создавало мотив праздничной архитектуры нового для Дальнего Востока и Хабаровска здания военного учебного заведения. Уже в 1917 году распоряжением Главного управления учебных заведений кадетский корпус преобразуется в Хабаровскую имени графа Муравьева-Амурского гимназию военного ведомства. В таком своём качестве гимназия просуществовала совсем немного времени, а в июне 1918 года была и вовсе закрыта. В годы революции и послевоенной разрухи хозяева в зданиях корпуса менялись часто, пока сюда не переселились окончательно органы управления военного ведомства. Ещё с 1894 года для учащихся кадетского корпуса за счет местных средств была начата постройкой деревянная церковь. Осенью, перед началом учебного года, её предполагали торжественно освятить, но, видимо, этого не произошло. Спустя полтора года, 12 августа 1896 года, преосвящённый Макарий, епископ Камчатский, как свидетельствуют исторические документы, «совершил освящение церкви во имя Святого Филиппа в приготовительной школе Сибирского кадетского корпуса, в присутствии генерал-губернатора С. М. Духовского, а также игумена Святотроицкого Никольского монастыря отца Алексия». В 1908 году эту церковь капитально отремонтировали в честь 50-летия присоединения Приамурья к России, и в честь этого же исторического события кадетскому корпусу присвоили имя графа Н. Н. Муравьева-Амурского. В 1915 году взамен деревянной церкви на территории корпуса появилась кирпичная домовая Филипповская церковь, сохранившаяся в хорошем состоянии до настоящего времени.

Отзыв sherlok 30.07.2012

Глава. Церковь святого Иннокентия.
ул. Тургенева, 73.

Небольшая часовня, срубленная первостроителями Хабаровки в первые годы после его основания, стала первой культовой постройкой, простоявшей, правда, относительно недолго. В 1870 году вместо неё была воздвигнута деревянная церковь, названная Иннокентьевской — в честь святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского, покровителя Сибири и Дальнего Востока, причисленного после смерти к лику святых. Иннокентий (мирское имя Иоанн) Кульчицкий родился в 1680 году на Волыни в дворянской семье, окончил Киевскую духовную академию, был префектом и профессором богословия в Славяно-греко-латинской академии. В начале XVIII века по именному указу Петра I иеромонах Иннокентий был переведён в С.-Петербург, назначен наместником Александро-Невской лавры и священником военно-морского духовенства. Позднее, в 1721 году, Иннокентий посвящается в сан епископа с назначением главой Пекинской духовной миссии, однако, прибыв в Забайкалье, в Китай не попал, потому что китайцы не дали визы этой «духовной особе». Так святитель Иннокентий оказался в Сибири, где пробыл сначала три года в Селенгинске, а в 1727 году был назначен епископом Иркутским и Нерчинским, навсегда оставшись в этой новой российской епархии. Поселившись в Иркутском Вознесенском монастыре, Иннокентий и умер здесь в 1731 году. Память Иннокентия, святителя Иркутского, увековечена в названии многих русских православных церквей. Даже в Ватикане, в самом сердце итальянской столицы, есть храм святого Иннокентия Иркутского. Огромное количество церквей в Сибири, Забайкалье и на Дальнем Востоке в XVIII — начале XX века было названо его именем. Деревянная Иннокентьевская церковь в Хабаровске простояла четверть века, и в 1896 году епархиальным начальством принимается решение о строительстве взамен ветхой и маловместительной деревянной церкви нового храма, теперь уже каменного. Для этой цели был создан церковно-строительный комитет под председательством городского головы А. А. Рассушина. Кроме него в состав комитета вошли инженер-полковник В. Г. Мооро, купцы В. Ф. Плюснин, М. А. Тыртов, С. Я. Богданов, полицмейстер А. М. Чернов и протоиерей Успенского собора отец А. М. Протодьяконов. Каменный храм возводили на средства, пожертвованные купцами Плюсниным и Слугиным, а также на скромные взносы прихожан. Торжественная закладка церкви состоялась 22 июня 1897 года в присутствии генерал-губернатора С. М. Духовского, городского головы, членов строительного комитета и многих других лиц духовного, гражданских и военного ведомств. Проект Иннокентьевской церкви разрабатывался в строительном отделении при Приамурском генерал-губернаторе. Авторами его стали инженер-полковник В. Г. Мооро и инженер-капитан Н. Г. Быков. Уже через год строительство храма было закончено, и 8 октября 1898 года состоялось его освящение. Второй каменный храм Хабаровска был великолепным. Располагаясь на юго-восточном склоне Военной горы, он занимал доминирующее положение среди одно-двухэтажной застройки, вьщеляясь не только своими размерами, но и выразительным, живописным силуэтом. Иннокентьевская церковь была видна отовсюду, а особенно из парковой зоны, со Средней горы и даже от вокзала. С момента постройки каменная Иннокентьевская церковь просуществовала немногим более 30 лет и в связи с ликвидацией церковного прихода в конце 1931 года была вскоре передана военному ведомству. Здание церкви, зачисленное в госфонды, подлежало реализации на основании постановления Совнаркома от 20 сентября 1933 года. Сохранившийся в Хабаровском краевом Госархиве документ свидетельствует о том, что ее продали 16 декабря 1934 года флотилии УКПВО ДВК за 15681 рубль 50 копеек. В здании церкви разместилась радио-телеграфно-телефонная мастерская погранвойск. С этого времени в храме появились утраты. Их стало ещё больше, когда здание в 1964 году приспособили под планетарий.

Отзыв sherlok 26.08.2012

Сломали шатровую колокольню, разобрали пятиглавие, снесли северный и южный порталы… Перечислять утраты можно до бесконечности. Судя по сохранившимся фотографиям дореволюционного периода, объемная композиция церкви имела большое сходство с русскими культовыми постройками XVII века, на что указывает и план церкви с осевым симметричным построением разных её частей. С восточной стороны к прямоугольному в плане храмовому объёму примыкает пятигранная, с двумя невысокими приделами апсида, а с западной — трапезная почти одинаковой с храмовым объемом ширины и восьмигранная шатровая колокольня с четвериком нижнего яруса. Кирпичные стены здания поставлены на ленточном фундаменте из бутового камня. Четверик колокольни, трапезная и апсида (без приделов) имеют общую высоту и подчёркнуты лентой профилированного карниза, а углы объёмов отмечены огибающими лопатками. Храмовый объем обрамлен по контуру полосой фриза, разорванного в закомарах (по осям фасадов), на углах объема — филенчатые пилястры. Полукружия закомар, как и оконные проемы, а также кокошники утраченной колокольни и порталы северного и южного входов в верхнем поясе имеют килевидные очертания. Восточный фасад церкви, обращенный к ул. Тургенева, выделяется объемом пятигранной апсиды, сильно выступающей из плоскости фасада храмового объема. Южный и северный приделы апсиды, меньшие по высоте, несколько смягчают этот контраст выступающей алтарной части, создавая иллюзию трёхгранного выступа (в нижней части). На всех трёх гранях апсиды — крупные арочные окна, идентичные проемам храмового объёма и трапезной. Особую выразительность церковь имела со стороны Амура, откуда воспринимался её западный фасад с главной доминантой храма — шатровой восьмигранной колокольней (ныне утраченной), о которой можно судить по сохранившимся историческим фотодокументам. Колокольня Иннокентьевской церкви— не только её главный композиционный акцент, но и большая утрата. Вместе с пятиглавием и колокольней церковь имела выразительную архитектуру и запоминающийся силуэт. Располагаясь среди современной каменной застройки, примыкающей к храму почти вплотную, особенно с юго-восточной стороны, сегодня церковь потеряла присущую ей ранее роль архитектурной доминанты. В октябре 1992 года здание передано вновь образованному приходу Иннокентьевской церкви, и уже многое сделано для ее восстановления. Тщательный анализ остатков церковного здания и имеющихся фотоматериалов с изображением её первоначального вида позволил выполнить проект реконструкции с восстановлением первоначальных форм и деталей, причем с большой долей достоверности. Размеры и характер многих утраченных форм и деталей определялись методом сопоставления и интерполяции с соседними (сохранившимися), имеющими конкретные и известные размеры. Например, просчитывая по сохранившейся фотографии (очень высокого качества) количество кирпичей в утраченной форме или детали, мы можем с большой точностью определить ее высоту и другие размеры, измерив нужное количество кирпичей в кладке стены и получив таким образом искомые размеры. Именно такие подсчёты, промеры и сопоставления позволили в графической форме, на чертежах и в макете воссоздать Иннокентьевскую церковь в ее первоначальном виде. В октябре 1998 года, ровно сто лет спустя после освящения построенной Иннокентьевской церкви, произошло её второе рождение — на храме были установлены золоченые купола с крестами. Реконструкция подходит к концу. Осталось восстановить боковые порталы, выполнить благоустройство территории вокруг церкви и приступить к внутренним художественным работам. Мозаичные полы, иконостас, настенные росписи — вот основной перечень предстоящих в ближайшее время работ. Нельзя не сказать о том, что возрождению некогда поруганного храма способствовали своим бескорыстным и участием многие люди. Большую финансовую поддержку оказала в изготовлении куполов и других работ администрация Хабаровского края. Как и прежде, храм строился всем миром. Реконструкция и реставрация этого памятника архитектуры стала в нашем крае первым опытом подобного рода работы.

Отзыв sherlok 29.08.2012

Глава. Творение Опекушина в Хабаровске.

Нет смысла повторяться и говорить о том, кто такой Н. Н. Муравьев-Амурский. О нём написано уже много, и имя его известно достаточно хорошо каждому дальневосточнику и сибиряку. Не умаляя заслуг Н. Н. Муравьева в возвращении России Амура, отметим, что фигура этого человека затмила некоторых других деятелей, в частности Г. И. Невельского, для освоения Амура сделавшего не меньше, чем сам Н. Н. Муравьёв-Амурский. Основная ценность памятника не только в том, что изображён на нём Муравьёв-Амурский — человек, по словам Герцена, «с государственным смыслом», но и в том, что создан этот величественный монумент выдающимся русским скульптором А. М. Опекушиным, автором знаменитого памятника А. С. Пушкину в Москве. Достойным сыном Отечества называем мы сегодня не только великого Пушкина, но и того, кто увековечил в бронзе образ поэта. Как ни печально, но мы очень мало знаем об этом скульпторе, истинном народном самородке. Лишь в 50-е годы, спустя четверть века после его смерти, были уточнены дата и место рождения Опекушина. Свидетельство о рождении гласит, что родился он 16 ноября 1838 года в Ярославской губернии, в с. Свечкино, но детство будущего ваятеля прошло в другой деревне — Рыбницы, куда переехали родители вскоре после рождения сына. Село это издавна славилось мастерами-лепщиками. Этим же ремеслом владел и отец Александра — Михаил Евдокимович, крепостной крестьянин. Он и приобщил сына к лепке и скульптуре. Более 20 лет находился в крепостной зависимости Александр Михайлович. И здесь хочется отметить весьма любопытный факт: впоследствии А. М. Опекушин создаст памятник человеку, который одним из первых поднял вопрос об освобождении крепостных (Н. Н. Муравьев в числе других инициаторов обратился с этим предложением к царю, будучи губернатором в Туле). Причём памятник этот будет установлен в городе, которого тогда ещё не было на карте России. Только спустя 20 лет после рождения скульптора всё тот же Н. Н. Муравьев станет основателем Хабаровки. Как удивительны подчас переплетения судеб людских! Хотя и уготована была нелёгкая жизнь А. М. Опекушину, но она оказалась счастливой и долгой. Он прожил 85 лет. Двенадцатилетним мальчиком отвез его отец в Петербург и отдал в артель лепщиков и штукатуров. Позднее скульптор вспоминал: «Курса в Академии художеств я не проходил. Отец хотел, чтобы я был хорошим лепщиком, поэтому отдал меня для изучения орнамента в мастерскую профессора Иенсена на 5 лет. С орнаментом я покончил в три года, а позднее копировал кариатиды. Украдкой от профессора я все свободное время проводил на чердаке, занимаясь лепкой человеческих фигур…». В Государственном историческом музее С.-Петербурга хранится уникальный документ — отпускная А. М. Опекушина, полученная им за два года до отмены крепостного права. Вот текст этого интереснейшего документа: «Лета тысяча восемьсот пятьдесят девятого марта 20 дня, я, нижеподписавшаяся, вдова надворного советника Екатерина Васильевна Ольхина, отпустила вечно на волю, без земли, крестьянина Ярославской губернии Даниловского уезда деревни Свечкино Александра Михайловича Опекушина, значащегося за мной по ревизской сказке десятой народной переписи в вышеозначенной деревне под номером 9…» Вдова запросила с крепостного 500 рублей отпускных — деньги в то время немалые, которые молодому лепщику пришлось собирать буквально по грошам. Тем не менее это была свобода. Став вольным человеком, Опекушин полностью отдался творческой работе.

Отзыв sherlok 31.10.2012

Феноменальное трудолюбие не прошло бесследно. Будучи вольнослушателем в Академии художеств и выполняя программные работы, за каких-то восемь лет скульптор прошел путь от неклассного художника до академика. Это звание он получил за работу над статуей Петра I в 1872 году. Отсутствие академического образования не мешало скульптору побеждать в конкурсах именитых мастеров. В газете «Голос» один из тогдашних критиков отмечал: «Чему же учат в Академии художеств, когда на Пушкинском конкурсе всех академиков «заткнул за пояс» какой-то крестьянин Опекушин!». В 1886 году А. М. Опекушина вместе с М. О. Микешиным и М. М. Антокольским пригласили к участию в конкурсе на памятник Н. Н. Муравьеву-Амурскому в Хабаровске. В апреле 1887 года были подведены итоги — безоговорочно победил Опекушин. Началась кропотливая трехлетняя работа по воплощению замысла в натуре. Предстояло вылепить статую пятиметровой высоты в глине, затем перевести её в бронзу. Для осуществления замысла была построена каменная мастерская, в которой скульптор трудился не покладая рук. Тем временем были собраны по подписке народные средства на сооружение памятника, а группа военных и гражданских инженеров (Унтербергер, Базилевский, Мооро, Александров, Монковский, Внуковский, Гвоздиовский) провела работы по проектированию и изготовлению грандиозного постамента из местного камня — песчаника и сиенита, на высоком берегу в городском саду Хабаровска. К концу 1890 года статуя была не только отлита, получив высокие отзывы на выставке в С.-Петербурге, но и доставлена в Хабаровск. В литературе и периодической печати иногда можно встретить высказывания: дескать, памятник Муравьёву-Амурскому не является творческим достижением Опекушина, это, мол, чисто ремесленническая работа. Никак нельзя согласиться с такой оценкой. Во-первых, потому, что данная работа — результат конкурса, а конкурс — всегда творческое состязание. А во-вторых, да, был такой период у Опекушина, когда он выполнял заказные работы и они были ремесленными. Вот как об этом вспоминал сам скульптор: «Я пережил гнёт трёх царей: Александра II, Александра III и Николая II, все они мучили меня своими «милостями»; два последних превратили меня из художника в ремесленника. Они насильно заставляли меня лепить царские памятники. Давали за это большие деньги, но где деньги?.. Я не чувствовал свободы в своем творчестве. Они мучили меня своими визитами и стесняли всевозможными нелепыми указаниями». Но период этот был уже после памятника Муравьеву-Амурскому, который стал последним значительным произведением выдающегося русского скульптора. Памятник Н. Н. Муравьёву-Амурскому был снесён в 1925 году. В Государственном архиве Хабаровского края сохранился документ — протокол № 6 от 26 января, в котором говорится следующее: «Дальревком постановил снять памятник Муравьёву-Амурскому, сдав фигуру в музей». И далее — «присутствовали Гамарник, Кубяк и др.». Скупые строки протокола не позволяют нам выяснить причину такого решения, но догадаться всё-таки можно. Просто-напросто Гражданская война не позволила местным властям ранее выполнить директиву от 12 апреля 1918 года — «Декрет о памятниках Республики». Как вытекало из этого документа, снятию подлежали памятники, «не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны». Кроме того, особой комиссии поручалось определить — какие именно памятники подлежали снятию, причём на периферии предложения по снятию памятников должны были быть согласованы с вышеуказанной комиссией. Между тем в Хабаровске судьбу памятника решили самостоятельно, не считаясь с тем, что он представлял не только историческую, но и высокую художественную ценность. Уместным будет отметить, что в Петрограде в то время был сохранён памятник Екатерине II, созданный выдающимся скульптором М. О. Микешиным при участии А. М. Опекушина. И сохранён был именно потому, что представлял художественную ценность. Кстати, ценность памятника Муравьёву-Амурскому, видимо, не подвергалась сомнению ни Гамарником, ни Кубяком.

Отзыв sherlok 11.12.2012

Ведь они решили снять статую и не уничтожать, а «сдать фигуру в музей», но музейное руководство 20—40-х годов не сумело сохранить этот великолепный памятник выдающегося русского ваятеля. Сегодня памятник восстановлен. Он вновь на своём постаменте. Все так же стоит отлитый в бронзе генерал-губернатор, всматриваясь в амурские дали. По счастливой случайности, в Русском музее сохранилась модель памятника, выполненная А. М. Опекушиным. Она-то и послужила основой для возрождения прежнего монумента. Работу по его воссозданию осуществил петербургский скульптор, выпускник Академии художеств Л. В. Аристов, а отливали скульптуру на заводе «Монумент-скульптура». Открытие воссозданного памятника состоялось в день рождения города Хабаровска — 30 мая 1992 года при огромном стечении горожан.

Ваш отзыв